Гостевая

Написать сообщение:

Название/имя:

Электронная почта:

Сообщение:

Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся. (Гал. 3:27)

Аще кто не родится свыше — водою и Духом, не может внити в царствие Божие. (Ин. 3:3, 5)

Спасе нас банею пакибытия и обновления Духа Святаго. (Тит. 3:5)


СЛОВО НА КРЕЩЕНИЕ ГОСПОДНЕ  19 Января 2021
Настал новый, пресветлый праздник, день Светов, день преславнаго, таинственнаго Крещения Господня, Которому мы все обязаны своим пакибытием или возрождением, просвещением, обновлением и усыновлением Отцу небесному, от Котораго отчуждено было скверною греха человечество несколько тысяч лет.

Снова порадуемся, дорогие братия и сестры, безмерной благости и премудрости Божией, чудно устроившей возрождение наше в водах Иордана, чрез погружение в них плотию Самого Господа славы, освятившаго воды, установившаго и подавшаго нам образ и способ таинственнаго обновления нашего. Глубоко и чудесно это таинство! Сколь чудесно и животворно таинство святого Причащения Тела и Крови Христовых, в коих Он весь почивает, чрез которыя и совершает державно очищение грехов наших, освящение и обожение, — столь же чудно и действенно ко спасению оскверненнаго и погибающаго грехом человеческаго рода таинство Божественнаго Крещения; и одно другому помогают, и то и другое необходимо ко спасению. О, несказанная премудрость и тайна Божия, которую только верою можно принимать и уразумевать, но не пытливым, близоруким и омраченным страстями умом человеческим.

Как сотворение наше Богом есть величайшая тайна благости, премудрости и всемогущества Божия, — так и тайна возрождения нашего в крещении есть таинство, пред которым должен в благоговении поникнуть разум человеческий. Только безконечный Разум Божий мог умыслить и предложить верное средство к очищению и возрождению растлевшаго грехом, до костей и мозгов, до самой глубины сердца рода человеческаго, и присвоению Богу совершенно отчужденнаго и погибавшаго человека. Никакой ум не только человеческий, но и ангельский не мог найти к тому средства.

Святая Церковь, богословствуя Духом Святым, о тайне Крещения Господа нашего, говорит, что Господь, крестившись в водах Иордана, потопил человеческий грех Своею безмерною праведностию, освятил воды и на все века дал им силу освящения, чтобы даровать нам баню пакибытия и обновления Духом Святым; отворить нам небо, заключенное грехопадением Адама и низвести на землю Духа Святаго, Который не имел на земле места, где голову приклонить, по причине крайняго развращения рода человеческаго; чтобы Адама очистить от скверны и возвести на небо оправданным после пятитысячелетняго наказания во аде.

«Да Твоея славы всяческая исполниши, Тебе Самаго истощил еси даже и до рабия образа. Ныне же длани раба (Предтечи) подклоняеши главу рабски, мое наздание благоутробно очищая», — возглашает Церковь в службе на этот праздник. «Явльшуся Тебе телом, освятися земля, воды благословишася, Небо просветися, род же человеков горькаго мучительства вражия избавися. Нов Адам быв Содетель, огнем, и Духом, и водою странное совершая возрождение и обновление чудное, кроме сокрушения и горнил Крещением Богодетельным новотворя. Духом души новотвориши, водою же освящаеши тело сложеное, животна назидая человека».

Слава Господу Иисусу, крестившемуся во Иордане нашего ради спасения и даровавшему нам возрождение, пакибытие (вторичное бытие), усыновление Богу и живот вечный, разорившему прежнее средостение вражды и проклятия, и праведнаго отвержения нашего от Бога.

«Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся», то есть крестившиеся во имя Христа и Святыя Троицы облеклись во Христа духовно: в Его правду, святость, кротость, смирение, послушание, терпение, воздержание, — словом в Христово совершенство, в Христов образ, во всякую благодать Христову — в новаго человека, созданнаго по Богу в правде и преподобии истины (Ефес. 4:24).

Облеклись ли мы во Христа? Спросим себя и размыслим о сем искренно. А если не облеклись, то мы и не Христовы. Ибо Апостол говорит, что кто Духа Христова не имеет, тот и не Его (Рим. 8:9).

Если кто не родится водою и духом, тот не может видеть царствия Божия. Аминь.

Полное собрание сочинений настоятеля Кронштадтскаго Андреевскаго собора протоиерея о. Иоанна Ильича Сергиева. Новыя слова, произнесенныя в 1902 году. — 1-е изд., под ред. авт. Кронштадт: Типография газеты «Котлин», 1903. С. 5-8.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский
Рождество Твое, Христе Боже наш,/ возсия мирови свет разума,/ в нем бо звездам служащии/ звездою учахуся/ Тебе кланятися, Солнцу Правды,/ и Тебе ведети с высоты Востока.// Господи, слава Тебе!

РАЗМЫШЛЕНИЯ НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО  7 Января 2021
Слава Тебе, Господи! И еще дождались мы светлых дней Рождества Христова: повеселимся же теперь и порадуемся. Св. Церковь нарочно для того, чтоб возвысить наше веселие в эти дни, учредила перед ними пост – некоторое стеснение, чтобы вступая в них, мы чувствовали себя как бы исходящими на свободу. При всем том Она никак не хочет, чтобы мы предавались услаждению только чувств и одним удовольствиям плотским. Но исстари, наименовав эти дни святками, требует, чтобы самое веселие наше в течение их было свято, как они святы. А чтобы не забылся кто веселясь, она вложила в уста нам краткую песнь во славу родившегося Христа, которою остепеняет плоть и возвышает дух, указывая ему достойные дней этих занятия: «Христос рождается – славите» и проч.
Славьте же Христа, и славьте так, чтоб этим славословием усладились душа и сердце, и тем заглушился позыв ко всякому другому делу и занятию, обещающему какую-либо утеху. Славьте Христа: это не то, что составляйте длинные хвалебные песни Христу, нет; но если, помышляя или слушая о рождестве Христа Спасителя, вы невольно из глубины души воскликнете: слава Тебе, Господи, что родился Христос! – этого и довольно; это будет тихая песнь сердца, которая пройдет, однако же, небеса и войдет к Самому Богу. Воспроизведите немного пояснее то, что совершено для нас Господом – и вы увидите, как естественно ныне нам такое воззвание.

Чтоб это было для нас легче, приравняем к этому следующие случаи. Заключенному в темнице и закованному в узы царь обещал свободу… Ждет заключенный день – другой, ждет месяцы и годы… не видит исполнения, но не теряет надежды, веря цареву слову. Наконец, показались признаки, что скоро-скоро, внимание его напрягается; он слышит шум приближающихся с веселым говором: вот спадают запоры и входит избавитель… Слава Тебе, Господи! восклицает невольно узник. Пришел конец моему заключению, скоро увижу свет Божий!

Другой случай: больной покрытый ранами и расслабленный всеми членами, переиспытал все лекарства, и много переменил врачей; терпение его истощилось, и он готов был предаться отчаянному гореванию. Ему говорят: есть еще искуснейший врач: всех вылечивает и именно от таких болезней, как твоя; мы просили его – обещал прийти. Больной верит, возникает к надежде и ждет обещанного… Проходит час, другой, более – беспокойство снова начинает точить душу его… Уже под вечер кто-то подъехал… идет… отворилась дверь, и входит желанный … Слава Тебе, Господи! вскрикивает больной.

Вот и еще случай: нависла грозная туча; мрак покрыл лицо земли; гром потрясает основания гор и молнии прорезывают небо из края в край: от этого все в страхе, словно настал конец мира. Когда же потом гроза проходит и небо проясняется, всякий, свободно вздыхая, говорит; Слава Тебе, Господи!

Приблизьте эти случаи к себе и увидите, что в них вся наша история. Грозная туча гнева Божия была над нами, – пришел Господь-Примиритель и разогнал эту тучу. Мы были покрыты ранами грехов и страстей – пришел Врач душ и исцелил нас… Были мы в узах рабства – пришел Освободитель и разрешил узы наши… Приблизьте все это к сердцу своему и восприимите чувствами своими, и вы не удержитесь, чтоб не воскликнуть: слава Тебе, Господи, что родился Христос!

Не усиливаюсь словами моими привить к вам такую радость: это недоступно ни для какого слова. Дело, совершенное родившимся Господом, касается каждого из нас. Вступающие в общение с Ним приемлют от Него свободу, врачевство, мир, обладают всем этим и вкушают сладость того. Тем, которые испытывают это в себе, незачем говорить: «радуйтесь», потому что они не могут не радоваться, а тем, которые не испытывают, что и говорить: «радуйтесь»; они не могут радоваться. Связанный по рукам и по ногам, сколько ни говори ему: «радуйся избавлению» – не возрадуется; покрытому ранами грехов откуда придет радость уврачевания? Как вздохнет свободно устрашаемый грозою гнева Божия? Таким можно только сказать: «пойдите вы к Младенцу повитому, лежащему в яслях, и ищите у Него избавления от всех обдержащих вас зол, ибо этот Младенец – Христос Спас мира».

Желалось бы всех видеть радующимися именно этою радостью и нехотящими знать других радостей, но не все сущие от Израиля – Израиль. Начнутся теперь увеселения пустые, буйные, разжигающие похоти: глазерство, кружение, оборотничество. Любящим все это сколько ни говори: «укротитесь», они затыкают уши свои и не внемлют – и всегда доведут светлые дни праздника до того, что заставят милостивого Господа отвратить очи Свои от нас и сказать: «мерзость Мне все эти празднества ваши»! И действительно, многие из наших увеселений общественных воистину мерзость языческая, то есть, одни прямо перенесены к нам из языческого мира, а другие, хотя и позже явились, но пропитаны духом язычества. И как будто нарочно они изобретаются в большем количестве в дни Рождества м Пасхи. Увлекаясь ими, мы даем князю мира – мучителю своему, противнику Божию, повод говорить к Богу: «Что сделал Ты мне Рождеством Своим и Воскресением? Все ко мне идут!» Но да проносятся чаще в глубине сердца нашего слова 50-го псалма: «Ты праведен в приговоре Твоем и чист в суде Твоем»...

Нас увлекает просвещенная Европа… Да, там впервые восстановлены изгнанные было из мира мерзости языческие; оттуда уже перешли они и переходят и к нам. Вдохнув в себя этот адский угар, мы кружимся как помешанные, сами себя не помня. Но припомним двенадцатый год: зачем это приходили к нам французы? Бог послал их истребить то зло, которое мы у них же переняли. Покаялась тогда Россия, и Бог помиловал ее. А теперь, кажется, начал уже забываться тот урок. Если опомнимся, конечно, ничего не будет; а если не опомнимся, кто весть, может быть, опять пошлет на нас Господь таких же учителей наших, чтоб привели нас в чувство и поставили на путь исправления. Таков закон правды Божией: тем врачевать от греха, чем кто увлекается к нему. Это не пустые слова, но дело, утверждаемое голосом Церкви. Ведайте, православные, что Бог поругаем не бывает; и ведая это, веселитесь и радуйтесь в эти дни со страхом. Освятите светлый Праздник святыми делами, занятиями и увеселениями, чтоб все, смотря на нас, сказали: у них святки, а не буйные какие-нибудь игрища нечестивцев и развратников, не знающих Бога.

Святитель Феофан Затворник
Навечерие Рождества начинается не с подготовки подарков и не с приготовления салатов, а с чтения Великих, или Царских, часов
Богослужение Рождественского Сочельника  6 Января 2021
Сочельник – это, конечно же, елка, шары и гирлянды, пряничный домик на окошке, подготовка подарков… – и все это счастливое, детское, то, что делает праздник – Праздником. Но в первую очередь это завершение нашего пути к Рождеству Христову, того пути, который продолжался весь Рождественский пост. И чтобы не превратить елку и подарки в главный или вообще единственный смысл этого праздника, чтобы нам самим не забыть в уборке, готовке и праздничной суете, ради чего, собственно, мы так стараемся, – хорошо бы вспомнить о богослужении этого дня.

Навечерие Рождества начинается не с подготовки подарков и не с приготовления салатов, а с чтения Великих, или Царских, часов

А богослужение сегодня особенное. Навечерие Рождества в нашей Церкви начинается не с подготовки подарков и даже не с приготовления салатов, а с чтения Великих, или Царских, часов, а также с вечерни – тоже Великой, и потом – Литургии Василия Великого. Эти богослужения образно, ярко показывают смысл и значение Рождества Христова, готовят всех нас ко встрече с Новорожденным Спасителем.

Служба Царских часов совершается еще дважды в год: накануне Богоявления и утром в Страстную пятницу – особенные, священные, великие «времена и сроки» и Священной истории, и нашей жизни.

Царскими эти часы называются потому, что в Византии на этом богослужении присутствовал император:

«Перед особым кивотом со святой иконой Рождества Христова… ставится аналой, на котором полагается Святое Евангелие. Духовенство в священных облачениях, причт и чины Двора располагаются здесь же в ожидании царя. Появление его приветствуется многолетием. Царь целует святые иконы и становится подле трона. После этого начинается пение часов… Прочитавши тропарь, канонарх произносит: “Многолетно сотворит Бог богонареченное, боговенчанное и богособлюдаемое, державное и святое царство твое (или – ваше) на многа лета”»[1].

Сейчас во многих храмах на аналое устанавливают вертеп из еловых веток и цветов, который, как стены пещеры, осеняет икону Рождества Христова. Перед этим вертепом священники в белых одеждах, со свечами – почти как ангелы со звездами! – читают пророчества о Рождении Спасителя и снова и снова напоминают нам:

Ныне пророческое прорицание исполнитеся грядет!..[2]

Ныне – прямо сейчас, на этом зимнем рассвете Рождественского Сочельника.

И мы вместе с детьми можем прийти в это утро в храм и увидеть, как идет в Вифлеем

Мариам, чревоносящи безсеменное рождение,

почувствовать:

наста время Рождества,

понять, зачем рождается Христос: чтобы

прежде падший воскресити образ.

После часов служится Великая вечерня: поются рождественские стихиры, читаются восемь паремий – ветхозаветных пророчеств.

Это все невероятно важные, потрясающие слова, глубокие образы. Все это настоящая подготовка к Рождеству Христову, именно это, а не приготовление рождественского гуся или поросенка. Все это само по себе – образование и для детей, и для родителей. Такое участие в богослужении вообще и есть пресловутое «религиозное образование».

Но ведь часто бывает, что мы, может быть, и придем на службу, и настроение будет молитвенное, и впечатление грядущего праздника будет – но содержания этих текстов мы просто не услышим. Например, хор будет петь красиво, но неразборчиво, чтец будет читать слишком тихо, а священник – непонятно. К сожалению, такое случается. Приходится по обрывкам фраз угадывать содержание этого чтения… Что уж говорить о детях!

В общем, чтобы полно приобщиться к богослужению, хорошо вместе с детьми пойти в такой храм, где читают четко.

Еще вариант, в любом случае важный и работающий: давать читающим детям и самим брать книжки с текстами. Особенно хорошо, если в книге будет не только текст, но и объяснение, переводы. Такие книжки сейчас издаются и продаются[3].

Но бывает так, что прийти в храм на эту службу никак не получается. Малыши 2–3–5 лет могут просто не дать родителям помолиться. Да и не всегда полезно детей 7–10 лет приводить в храм на всю службу: вместо того, чтобы сосредоточиться на богослужении, такие дети будут в церковной лавке рисовать или читать книжки, пока родители будут… трясти на улице плачущего младенца. Впрочем, даже в таком режиме бывает все равно полезно прийти в храм, хоть как-то приобщиться общей молитве. Но тут надо иметь в виду: у нас еще впереди всенощная, ночная или утренняя Литургия самого праздника Рождества Христова. И когда в семье есть младенцы и младшие школьники, бывает неоправданной нагрузкой и для детей, и для родителей приходить в храм на все эти службы. И как обычно, как всегда – приходится выбирать что-то одно. И учитывать, что всем нам – и малышам, и подросткам, и папе, и беременно-кормящей маме – обязательно нужно выспаться накануне Рождественской Литургии.

Домашнее богослужение утром Сочельника

Если не получается прийти вместе с детьми в храм на часы, вечерню и Литургию, то все равно можно и хорошо этот день встретить молитвой. Особенной молитвой, которой наша Церковь предложила нам встречать Рождественский Сочельник. И чтением Священного Писания, которое также именно сегодня нам предложили святые отцы.

О том, как и зачем можно дома, вместе с детьми читать церковную службу, я уже писала. Здесь попробую рассказать о том, какие могут быть варианты – всего лишь варианты! – домашнего богослужения в Рождественский Сочельник.

Привлекать детей можно, мне кажется, тогда, когда старшему лет 8–9. И пока младшему участнику меньше 10, молиться немного, недолго.

Потом, со временем, когда дети подрастут, мы все, уже хорошо представляющие себе эту службу, уже привыкшие именно так встречать Сочельник, сможем активно и осознанно участвовать в церковном богослужении этого дня. Собственно, ради чего все и затевается.

Чтобы все это устроить, нужно не так много: зажечь свечку или лампадку перед иконами, может быть, и ладан. Приготовить текст службы – купить заранее или скачать в интернете по запросу «Текст службы навечерия Рождества Христова».

Начало обычное: начальные молитвы.

И потом читаем что-то из часов. Например, вместе с детьми призовем: «Вифлеем, приготовься, ясли, украшайтесь!»

Вифлееме, уготовися,
благоукраситеся, ясли,
вертепе, приими: Истина прииде.
Сень мимотече, и Бог человеком от Девы явися,
вообразився якоже мы и обожив плоть.
Тем Адам обновляется, со Евою зовуще:
на земли благоволение явися спасти род наш.

Все понятно, кроме «сень мимотече» – что-то вроде «тьма прошла». Старшие дети могут, чередуясь с родителями, сами читать вслух эти песнопения на нашей общей молитве.

Если мы собираемся читать недолго, можно сразу прочитать Евангелие третьего часа – Лк. 2: 1–20. Знакомое даже малышам – как Богородица спеленала и положила в ясли Новорожденного Сына, как ангел явился пастухам. Можно читать сразу на славянском, а можно в синодальном переводе – зависит от возраста детей. Можно заранее подготовить книжки с картинками о Рождестве, может быть – детскую Библию. И пока старшие дети слушают Евангелие, младшие могут разглядывать рисунки с этим же сюжетом. И это чтение Евангелия – уникальная возможность подготовить детей к празднику… на молитве.

Чтение из Евангелия о Рождестве Спасителя – уникальная возможность подготовить детей к празднику… на молитве

Так евангельские сюжеты поворачиваются в сторону молитвы, показывают, что все это – не только исторические события. Все описанное в Евангелии таинственным образом происходит действительно здесь и сейчас.

Этот момент можно подчеркнуть, сказать детям: днесь, то есть буквально сегодня, Дева идет к вертепу, чтобы там родить Отроча Младо, Превечного Бога:

Дева днесь Превечное Слово
в вертепе грядет родити неизреченно:
ликуй, вселенная, услышавши,
прослави со Ангелы и пастырьми
хотящаго явитися Отроча Младо, Превечнаго Бога.

Мне кажется, еще очень хорошо спеть или прочитать удивительную стихиру девятого часа, которая и по форме, и по содержанию напоминает антифон службы Великой пятницы:

Днесь раждается от Девы
рукою всю содержай тварь,
пеленами, якоже земен, повивается,
Иже существом неприкосновенен Бог.
В яслех возлежит
утвердивый Небеса словом в началех,
от сосцев млеком питается,
Иже в пустыни манну одождивый людем,
волхвы призывает Жених церковный,
дары сих приемлет Сын Девы.
Покланяемся Рождеству Твоему, Христе;
покланяемся Рождеству Твоему, Христе;
покланяемся Рождеству Твоему, Христе:
покажи нам и Божественная Твоя Богоявления.

В конце этого песнопения, когда говорим «поклоняемся», делаем все вместе поклоны.

И теперь снова можно почитать Евангелие: соединяем чтение шестого и девятого часа – Мф. 2: 1–12 и Мф. 2: 13–23. Про волхвов, звезду и царя Ирода. Это скорее всего снова очень знакомый детям сюжет, так что он будет понятен даже на славянском. Впрочем, если дети мало знакомы с церковной культурой, хорошо, мне кажется, сначала почитать все-таки в синодальном переводе, это уж точно лучше, чем ограничиваться пересказами из детских книжек.

На этом можно и закончить такую короткую, но все же – службу.


А можно почитать еще что-то из службы Великой вечерни. Или, наоборот: ничего из часов не читать, а только из вечерни. Или так: после часов отправить малышей играть, а если они в состоянии сами сидеть за столом – завтракать, а родители вместе со старшими детьми – с теми, кто активно хочет, – почитают еще что-то из Великой вечерни:

Приидите, возрадуемся Господеви!

Это правда радость, а не скучная нагрузка – молиться, слышать о Рождестве, открывать для себя все новые и новые стороны этого самого лучшего праздника детства.

Вот, например, вполне детский вопрос: что земля приносит в подарок Новорожденному? И об этом есть в песнопениях вечерни, и это все вполне и хорошо поймут и дети, и подростки:

Что Тебе принесем, Христе,
яко явился eси на земли
яко Человек нас ради?
Каяждо бо от Тебе бывших тварей благодарение Тебе приносит:
Ангели – пение; небеса – звезду;
волсви – дары; пастырие – чудо;
земля – вертеп; пустыня – ясли;
мы же – Матерь Деву.
Иже прежде век, Боже, помилуй нас.


Если молимся с малышами, можно прямо на молитве вместо каяждо произнести как каждая. А так все вполне понятно и на славянском, если читать четко.

Об Адаме и Еве, обо всей мировой истории и даже о монархии – все в этой службе:

Августу eдиноначальствующу на земли,
многоначалие человеков преста;
и Тебе вочеловечшуся от Чистыя,
многобожие идолов упразднися,
под eдинем царством мирским гради быша,
и во Eдино Владычество Божества языцы вероваша.
Написашася людие повелением кесаревым,
написахомся, вернии, Именем Божества,
Тебе, вочеловечшагося Бога нашего.
Велия Твоя милость, Господи, слава Тебе.

Август – первый римский император, который сосредоточил всю власть в одних – в своих – руках. И в его правление в мир пришел единственный истинный Владыка, истинный Царь. Все это можно объяснить детям до молитвы, прямо во время ее или… не объяснять совсем. Слова скажут сами за себя, лишь бы дети и мы сами услышали их. Чтобы были способны услышать – снова и снова скажу: читаем внятно, и читаем недолго, чтобы внимание не ослабевало. И читаем по очереди: один текст – папа, другой – мама, третий – ребенок 15 лет, четвертый – ребенок 13 лет, пятый – ребенок 10 лет…

Можно из службы вечерни прочитать всего одну стихиру, потом сесть на диван, на стулья, на кровати и почитать с детьми паремии на русском языке – просто как обычное чтение Писания, просто как мы вообще читаем, например, на ночь. Это не трудно. Это правда интересно. Что не понятно – объяснять, и когда дети явно устали, уже невнимательны – тут же закончить все это чтение.

Ветхозаветные чтения Великой вечерни Рождественского Сочельника таковы.
1) Первые строки Книги Бытия, рассказ о сотворении мира – Быт. 1: 1–13.


Христианский писатель митрополит Вениамин (Федченков) рассказывает, почему именно о сотворении мира мы читаем в Сочельник:

«И все это творит Слово, Которое ныне воплощается, умаляется. Лежит в вертепе… Холодная ночь… Солома яслей… Может быть, маленький жалкий светильничек. И это ТВОРЕЦ ВСЕЛЕННОЙ! Пришел возсоздавать все…»[4].

Можно снова дать детям в руки Библию с картинками, и пусть даже малыши слушают и смотрят иллюстрации. Если мы когда-нибудь с детьми занимались чтением Священного Писания, то такое чтение – повторение, закрепление пройденного и главное – «оживление» этого «пройденного».

2) Пророчество Валаама о звезде от Иакова – Чис. 24: 2; 5–9; 17–18.

3) Пророчество Михея о рождении князя Израильского в Вифлееме – Мих. 4: 6–7; 5: 2–4.

4) Пророчество Исаии об отрасли от корня Иессеева – Ис. 11: 1.


    

Об этом будет в ирмосах Рождеству: «Жезл из корене Иессеова и цвет от него, Христе…». Иессей – отец царя Давида, праотец Иисуса Христа. Иессей был родом из Вифлеема, и именно поэтому – можно сказать детям – Иосиф с Марией пошли в Вифлеем, ведь они были из рода Давидова.

Недетское, но… очень детское чтение: «будет волк жить вместе с ягненком, леопард ляжет рядом с козленком, теленок и лев станут вместе кормиться, и маленький мальчик их будет пасти».


5) Пророчество Варуха о Мессии – Вар. 3: 36–38; 4: 1–4.

6) Толкование видения Навуходоносора о колоссе на глиняных ногах – Дан. 2: 31–36; 44–45.

Тоже детское, потому что символическое, зашифрованное, загадочное. Если совсем по-хорошему, то можно заранее, используя новогодние каникулы, почитать с детьми эти сюжеты, предложить 5–7–10-летним детям нарисовать этого колосса. И теперь, на домашнем богослужении, дети встретят библейский рассказ узнаванием, радостью.


7) Пророчество Исаии о рождении Младенца, чье имя – Бог Крепкий – Ис. 9: 6–7.

8) Пророчество Исаии о рождении Сына от Девы – Ис. 7: 10–16; 8: 1–4; 8–10.

То самое место, которое когда-то читал один из семидесяти толковников-переводчиков, Симеон. Именно здесь он хотел заменить слово «дева» на «молодая женщина». Это эпичное:

се Дева во чреве приимет и родит Сына,
и нарекут имя Его Еммануил;
масло и мед имать снести.

Это потрясающее:

«С нами Бог, разумейте, языцы, и покаряйтеся… яко с нами Бог!»

Мне кажется, когда в таком домашнем богослужении участвуют маленькие дети, лучше прочитать только одну из этих паремий, можно выбрать две-три (по опыту, для детей хорошо первое чтение, четвертое и шестое). Все читаем сидя, на русском языке, только действительно знакомое – на славянском; малыши смотрят картинки в детской Библии. Для старших детей и для самих себя после каждого чтения смотрим тут же толкования. Например, отца Олега Стеняева[5].

Все это интересно, понятно, все это – даже в таком небывало сокращенном виде – приобщение к церковному богослужению дня, подлинное изучение Закона Божия, буквально погружение в него.

Это богослужение – в радость, ведь «ликуют ангелы вси на небеси, и радуются человецы днесь, играет же вся тварь»

Это правда не трудно – если не делать из молитвы тяжкую повинность. Это в радость – ведь ликуют ангелы вси на небеси, и радуются человецы днесь, играет же вся тварь. Если сокращаем, читаем буквально два тропаря из часов, Евангелие, две стихиры и три паремии, заканчиваем торжественным пением тропаря, кондака и величания Рождеству Христову – все это займет минут 40, не больше.

И эти полчаса, пусть час – уникальная возможность настроиться самим, настроить детей на рождественское ликование, увидеть всю красоту и глубину церковного богослужения. Это возможность узнать службу и всем сердцем полюбить ее. Нельзя полюбить то, с чем мы совсем не знакомы!

Хотя бы прочитать Евангелие о Рождестве Христовом и сразу спеть тропарь – это займет вообще минут десять, но это уже какое-никакое, а домашнее богослужение, служение Богу. И это самое логичное начало Рождественского Сочельника.


Примечания:

[1] Диаковский Е.П. Царские часы Рождества Христова и Богоявления. Киев, 1908. С. 11–12.

[2] Здесь и ниже тексты из службы Царских часов и Великой вечерни.

[3] Например, http://orthodoxy.org.ua/sites/default/files/attached/navecherie_rozhdestva_hristova_2015.pdf.

[4] Вениамин (Федченков), митрополит. Размышления о двунадесятых праздниках. Раздел «Предпраздненство Рождества Христова».

[5] Олег Стеняев, протоиерей. Рождественские паремии как связь времен и заветов // https://pravoslavie.ru/99900.html.



https://pravoslavie.ru/126815.html
Рождественский сочельник – предпразднество, последний день поста перед Рождеством и Святками. Православная Церковь отмечает Рождество Христово 7 января, а Рождественский сочельник приходится на 6 января.

О Рождественском сочельнике  6 Января 2021
Тропарь предпразднства, глас 4
Написовашеся иногда со старцем Иосифом,/ яко от семене Давидова,/ в Вифлееме Мариам,/ чревоносящи безсеменное Рождение./ Наста же время рождества,/ и место ни единоже бе обиталищу,/ но якоже красная палата/ вертеп Царице показашеся.// Христос раждается прежде падший воскресити образ.

Кондак предпразднства, глас 3
Дева днесь превечное Слово/ в вертепе грядет родити неизреченно:/ ликуй, вселенная, услышавши,/ прослави со Ангелы и пастырьми/ хотящаго явитися// Отроча Младо, Превечнаго Бога.


Собственно говоря, сочельник — это не совсем праздник. Церковное название этого дня: «предпразднество Рождества Христова». Получается, что сочельник предваряет один из главных христианских праздников, служит, образно говоря, дверью в празднование Рождества Христова.

В Рождественский сочельник пост отличается особой строгостью, но в то же время день этот наполнен радостным ожиданием великого события. В этот день было принято готовить сочиво – постное блюдо из пшеницы (или других зерен) с медом, отсюда и название «сочельник». Богослужебное название сочельника – навечерие. Из всех двунадесятых, т.е. важнейших после Пасхи двенадцати православных праздников только два предваряются сочельником – Рождество и Крещение, что подчеркивает их особую значимость.

Служба Рождественского сочельника длиннее, чем обычная, и торжественнее: Великие, то есть особым образом совершаемые лишь три раза в год (в Рождественский и Крещенский сочельники и в Великую Пятницу) часы, состоящие из псалмов, молитв и чтения Евангелия, Литургия и вечерни, которая перенесена в этот день с вечера на первую половину дня. После Литургии на середину храма выносится свеча, и священники поют перед ней тропарь Рождества. Эта свеча символизируют Вифлеемскую звезду, которая возвестила миру, что родился Христос (именно до этого момента многие верующие отказываются в сочельник от пищи вообще).

Все это – специально выделенное в церковном календаре предпразднество, необычная служба, даже традиция особенным образом поститься – помогает приблизиться к пониманию того, что произошло в следующую за этим днем ночь две тысячи лет назад. Всемогущий Господь, Которого никто и никогда не видел, пришел на землю и явил Себя человечеству во плоти, стал на одну ступеньку с человеком, чтобы дать возможность человеку прийти к Богу…

В ночь с 6 на 7 января большинство православных верующих отправляются уже на Рождественское праздничное богослужение, чтобы соприкоснуться со всеобщей радостью, пришедшей в мир вместе со Спасителем.

Существует много разных традиций празднования сочельника. В некоторых местностях уже с вечера начинают поздравлять друзей и знакомых с Рождеством Христовым, в других местах этот день проводят в кругу семьи за особой трапезой с кутьей или сочивом. Главное — выделить день, предшествующий великому христианскому празднику, подготовиться к радостному событию воспоминания Рождения Богочеловека Христа. В сочельник, как и в сам день Рождества Христова желательно подготовиться к причащению Святых Христовых Таин, заранее исповедаться и, если священник благословит причаститься, соединиться со Христом, причастившись Его Божественных Тела и Крови.

Сочельником также называют день, предшествующий празднику Богоявления — Крещения Господня. Время между Рождеством Христовым и навечерием Богоявления — крещенским сочельником называют святками. В эти дни нет поста, в храмах поются рождественские песнопения а христиане поздравляют друг друга с радостным событием прихода в мир Спасителя — Рождеством Христовым.
Слово, сказанное 22 декабря 1908 года в Москве в церкви Епархиальнаго дома на панихиде, совершенной митрополитом Владимиром в сослужении пяти епископов

БОЖИЕ ДИТЯ. Памяти отца Иоанна Кронштадтского  2 Января 2021
И умер он, и похоронен в гробница отцов своих, и вся Иудея и Иерусалим оплакали Иосию... (2 Пар. 35, 24)


Умер батюшка отец Иоанн Кронштадтский. Свершилось над ним таинство смерти, смежил он земныя утрудившияся очи. Он, всю жизнь устремлявший взоры очей своих и взоры других к Свету Вечному, и ныне предстоит Ему, скончав течение.
Ждали все, и уже давно, ждали его смерти. О ней напоминала его уже перешедшая за псаломский предел старость; о ней говорила его тяжелая и мучительная болезнь.

Но Промысл Божий, в судьбах и намерениях неисповедимых, сохранил его жизнь до уреченного времени. Не умер он во время русско-японской войны, – а ведь был тогда болен к смерти и тогда уже указал себе могилу. Не умер он в годину разгара русской смрадной смуты, устами прогрессивных писателей и их пером обливавшей грязью почившего праведника. Не умер он и во дни самого ожесточенного похода на его честь и самых отвратительных попыток унизить и опозорить его имя и на сцене, и в печати, и в мерзких картинах, хотя разболелся и в это время опять смертельно. Бог Свое творит! Умер отец Иоанн в переживаемые нами дни, для чего – Господь это потом укажет!

И хотя, повторяем, все были в ожидании его смерти, однако, когда год назад, в последний раз принявши святые Тайны Христовы, возлег он на одр свой и тихо отошел к отцам своим в мире, препитан в старости добрей; когда догорела эта лампада, когда погасла эта свеча Божия, – общее чувство несказанной горести охватило все сердца. Точно каждый потерял близкого, родного человека, точно каждый понес личное невознаградимое лишение! Не было уголка и ни одного самаго малаго поселения на русской земле, где весть о смерти всероссийского пастыря и молитвенника не встречена была слезами горести и молитвы.

Плачь, Россия! Болезнуй, осиротелая! К кому придут за молитвой и словом утешения бесчисленные страдальцы? К кому будут писать и посылать умоляющие письма и телеграммы? У кого будут искать чудодейственной молитвы? Плачь, Россия! Скорби словами плача Давидова: Краса твоя, Израиль, пала на высотах твоих.... О, не рассказывайте об этом у врагов в Гефе, не возвещайте о том на улицах Аскалона, чтобы не радовались враги, сыны и дочери филистимлян, чтобы не торжествовали дочери неверных! (2 Цар. 1, 19-20).

И вспоминается давно минувшая скорбь народа израильского, уже и в то время греховного, но еще окончательно не отверженного Богом, – скорбь о благочестивом царе Иосии. В годину полного забвения народом веры отцов, в годину наглого торжества иноверия и язычества, когда забыт был храм и оставлен закон Бога, явился этот кроткий и благочестивый царь среди своего народа. Неустанно старался он восстановить истинное богопочитание и дожил до радости, что народ, забывший о Пасхе, праздновал ее весь, во всем своем составе, во всех городах и селениях с торжеством он праздновал Пасху Господню, и по всей земле слушал забытые слова закона Господня. И умер он, – говорит о нем Библия, – и похоронен в гробницах отцов своих. И вся Иудея и Иерусалим оплакали Иосию. Оплакал его и Иеремия в песни плачевной, и говорили все певцы и певицы об Иосии в плачевных песнях своих и передали их в употребление у Израиля...

О, достойно и праведно всем певцам России и всем служителям слова возгласить скорбные речи и всенародный плач принести ко гробу усопшего пастыря! Он сошел, как дождь на скошенный луг, как капли, орошающие сухую землю. И кланялись ему цари, и все народы знали о нем. Был он милосерд к нищему и убогому, и души убогих спасал... И будет жить, и будут молиться о нем непрестанно, всякий день благословлять его. Будет имя его благословенно; доколе пребывает солнце, будет передаваться имя его. Плоды его посева будут волноваться, как тучные колосья в поле, как лес на Ливане, и в городах размножатся люди, как трава не земле! (Пс. 71, 6–16).

Буди, буди пророчество это на русской земле!

Да, он сошел, как дождь на скошенный луг... Ко времени было явление его. Он пережил в долгую жизнь свою два страшные натиска, два вражьи нападения на все святыни веры и отечества: одно – во дни молодости и полноты сил, в шестидесятых и семидесятых годах минувшего столетия, другое – во дни своей угасающей старости, гораздо более яростное и кипящее срамотами ада и диавола, в памятные всем нам последние пережитые годы. Падала вера; хулы возводились на Церковь; не только народ, – пастыри и представители Церкви изменяли под влиянием страха перед злобой врага или в каком-то больном увлечении заветам и уставам Церкви православной; колебались все устои жизни; дрожал престол Царский; совершались кровавые преступления до попыток цареубийства включительно; никакие спешные реформы жизни, следовавшие одна за другою, не приносили успокоения; лилась кровь верных слуг Царя, хранивших долг любви, чести и присяги; гремели выстрелы и бомбы кровожадных и осатанелых слуг революции при одобрении и руководительстве все заполнившей наглой «прогрессивной» печати и представителей господствующих политических «прогрессивных» партий; множество людей потеряло всякое уважение и к вере, и к самым обычным, доступным и святым даже для дикарей правилам нравственности... Но стоял и светил, все разгораясь большим и большим светом, как маяк в Кронштадте, спасительный для обуреваемых, дорогой и незабвенный отец Иоанн. Его живая вера, дар его чудес, его несказанная благотворительность, его неописуемый труд целодневный и целонощный, его неутомимые поездки, дивные службы, его поучения словом живым и печатным, его обаятельные нравственные качества простоты, красоты, незлобия, глубокаго смиренномудрия, нестяжательности, милосердия, – все это влекло к нему сердца, и нет возможности исчислить всех тех, которые избегли коварных сетей диавола только потому, что через отца Иоанна уловлены были во всемирноцерковные мрежи Христовы для вечного спасения!

Горделивые успехи знания, поднимающегося на разум Божий; политические дерзкие заговоры и замыслы, покоящиеся на началах внехристианских и внецерковных; общественные движения, не освященные духом Христовым, – все эти волны, пенящиеся нечистотами своими, не могли сдвинуть с места ярко горящего светильника. Знал его русский народ. Знал, – по словам Царя своего, – «кто он и что он». Знали его и Цари русские. Умирая, незабвенный и истинно народный Царь-Праведник Александр Третий ему, отцу Иоанну, поведал предсмертные помышления, с ним молился и при нем отдал последний вздох свой... И далеко по России, и далеко за пределами ея известно стало имя красы нашего священства. И являлся он живым примером, живым показателем и свидетелем духовной силы и жизни, и действенности православной Церкви, которая воспитала в недрах своих под кровом благодатной помощи свыше такого великого пастыря.

Знаем мы, в природе физической не может быть такого явления, чтобы посредине огромной тысячеверстной низины и болота, без всякой связи с горными хребтами, стояла высочайшая в мире гора. Высочайшие горы окружены горами меньшими, но все же горами. Высочайшие горы выступают обыкновенно в целом сонме гор... Закон этот имеет силу и в духовном мире. И мы посему видели наглядно всю лживость тех обвинений на русскую Церковь, которые находили в ней и в ее служителях одну низину и болото с грязью. Если есть такой пастырь, как отец Иоанн Кронштадтский, такой подвижник, такой муж, о коем народная вера давно изрекла свой приговор, что житие его славно и успение будет со святыми, то значит, около него были и есть подобящиеся ему мужи, значит, не пустынна и небезплодна, не мертва и не безжизненна Русская Православная Церковь! И праздновали русские православные люди, говоря образно, свою Пасху, и читали они невозбранно слово Божественного закона, как Израиль во дни Иосии.

Русские «семеи», ругатели, отозвались хулами в печати[1] на смерть отца Иоанна и заявили, что они знали двух отцов Иоаннов, одного – прежнего, скромного «благотворителя», другого – позднейшего, «политика и политикана», обличителя, грозного проповедника, который будто бы не ясно и сам разумел те вопросы, о которых говорил[2]. Да, ему не хотят простить того, что он бичевал Льва Толстого в пору, когда граф, убаюкивая власть словами мира и непротивления злу, подготовлял русскую кровавую революцию и воспитывал своими писаниями будущих убийц и бомбометателей. Ему не хотят простить того, что он открыто высказался против последнего «освободительного движения», стал за православие, попираемое врагами, за царскую и за всякую другую власть, уже приговоренную к упразднению, за русский народ, отдаваемый в жертву и на растерзание отвратительнейшего по лицемерию и жалобам на «угнетенность» инородческого заговора. Ему не хотят забыть и простить того, что он мужественно отказался от сочувствия кишиневским евреям, когда узнал о настоящей подкладке и иудиных целях на весь мир кричавших иудеев. Не хотят простить и забыть того, что он открыто заявлял о своем сочувствии к неожиданно для врагов России и ее изменников возникшему и сорганизовавшемуся патриотическому русскому движению, что он призывал Божие благословение на патриотические союзы и содружества и сам состоял даже, как и у нас в любимой им и любящей его Москве, их членом... Ему не хотят простить громкого и сильного слова осуждения всей грязи, преступности, лицемерию, безверию и кровожадности русской революции, метавшей бомбы, проливавшей кровь, убивавшей тысячи жертв и все время вопившей об отмене смертной казни... для убийц и палачей, называемых слугами «освободительного движения». Бог судил отцу Иоанну дожить до дней этой революции, чтобы теперь и из-за могилы его на ней лежала печать его осуждающего слова и проклятия крамоле и предательству. Бог судил отцу Иоанну приять венец исповедничества и мученичества, брани и поношения, клеветы и гонений от деятелей и представителей этого не русского революционно-освободительного движения, чтобы ни для кого и навсегда не оставалось и тени сомнения в том, что между отцом Иоанном и лицемерными пособниками и творцами русской революции, готовыми ссылаться в свое оправдение и для достижения преступных целей на все авторитеты мира, поднявшими даже иконы и церковныя хоругви под водительством переодетого в священные ризы крамольника, — не было и нет ничего общего. Нет, и в борьбе с революцией последнего времени это был все тот же, а не другой, не подмененный отец Иоанн Кронштадтский. Ту же он возвещал веру, ту же внушал он любовь к Царю, как и во дни былые, так же он осуждал пороки, как и прежде, только голос его стал еще громче, только дерзновение его стало еще сильнее, только власть неземная, власть духа и слова у него возросла, созрела и окрепла, только подвиг его стал еще виднее. Так и подобало ему сотворить во дни старости! И если бы наша революция имела за собой только одно это преступление, запятнала себя одною только этою низостью, то есть только гонением на отца Иоанна, желанием уничтожить и загрязнить его честь, опорочить и унизить его имя, его дело, его служение, молитву, благодать, поучение, – то и этого одного довольно, чтобы верующий и честный человек осудил ее решительно и безповоротно и отвратился от нее навсегда! Здесь – свидетельство того, что она объединила все низкое и недостойное и собрала в свои ряды людей, для которых ненавистно на земле и в людях все чистое и святое, собрала одних «семеев» государственной жизни, хулителей и ругателей, нравственные отбросы жизни, для которых составляет своеобразную радость бранить то, пред чем все поклоняются, и торжествовать при одной мысли о том, что вот наконец и у святого человека указывают недостатки, бранят его, и имя его волочат по грязи; людям без чести, без имени, без заслуг, без добра и труда такая разнузданность ругательства служит некоторым внутренним самоуспокоением совести и самооправданием собственного ничтожества.

Благословен и преблагословен Господь наш, что все мы, здесь присутствующие, ни разу и ни на йоту не усомнились в праведности праведного и теперь предстоим в молитве о нем без укора совести! Для всех нас почивший старец всегда был как светильник, горя и светя!

В чем же тайна его обаяния, в чем залог того, что не было и не могло быть в нем никогда двух отцов Иоаннов, что всю жизнь свою он был учителем и провозвестником единой и неизменной истины?

В том, что он был воистину «Божие дитя». Трудно встретить такую простую и детскую веру, ясность мысли, чистоту сердца; трудно найти такую непоколебимую убежденность в истине; трудно обрести такую преданность Церкви и всему церковному. Ясно, в чем тайна его влияния. Искренность и чистота сердца – вот что влияло, вот что покоряло, вот что было неисчерпаемым источником неизреченных откровений и утешений, которые лились от него широкою и многоводною рекой. Немногим, быть может, ведомо, что в последние годы он, по свойству своей болезни, мог принять и Тела Христова лишь кроху, а причащался Христовою Кровию, как причащаются младенцы... И здесь не символ ли чистоты и святости его детской веры и младенческаго незлобия? Аще не обратитеся и не будете, якоже дети, не увидите, не войдете в Царство Божие!..

Злоупотребляли его детскою доверчивостью. Это правда. И это смущало многих, а больше тех, которым в глубине души все-таки хочется видеть в человеке больше худого, чем доброго, кого в тайниках души бессознательно влечет и в святом найти что-либо достойное укора...

Теперь и это минуло. Теперь злоупотреблять уже не будут! Теперь за гробом всем к нему одинаковый доступ. Теперь ничто не будет омрачать и в глазах людей светлый лик его.

И пойдет народ церковный к его дорогой могиле, и прильнет к нему народная всецерковная вера. И польются о нем, а скоро, может быть, и к нему... тихие молитвы, зримые и незримые слезы!

Верим мы, блажен путь, в который вступил ты, наш дорогой батюшка! Память твоя в род и род!

К твоему гробу, к твоей могиле приносим мы нашу скорбь, наши молитвы и воздыхания, и наше упование приносим, что небо духовное православной Церкви загорелось еще одною звездой, что в сонме угодников, в земле и в народе нашем просиявших, предстал пред Богом еще один о нас молитвенник... Плачем и болезнуем, но в этом одном и слышим Христово утешение...

Молись за Русь, молись за народ наш, дорогой наш батюшка, молись о нас Вечному Свету! Аминь.

22 декабря 1908 г.

Протоиерей И.И. Восторгов. Полное собрание сочинений. Т. III (в двух вып.): Проповеди и поучительныя статьи на религиозно-нравстренныя темы. 1906-1908 гг.— М.: Типография «Русская Печатня» Б.В. Назаревскаго. 1915. С. 773-781.

Священномученик Иоанн Восторгов

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 61 След.