Настоятель храма: протоиерей Евгений Соколов

Настоятель домового храма в честь Святого праведного Иоанна Кронштадтского при ПГУ им М.В. Ломоносова

hram@pomorsu.ru

Дата рождения: 28.01.1951

Дата диаконской хиротонии: 23.05.1996

Дата иерейской хиротонии: 31.05.1998

  • Автобиография
  • Выступления
  • Статьи
  • Видеозаписи
  • Проповеди
  • СМИ о батюшке
  • Фотографии

Отец Евгений о себе

Я родился в 1951 году в поселке Волошка Коношского района Архангельской области. В семье нашей, по линии отца, шесть поколений священников. Мой дед, протоиерей Петр Соколов, был дважды судим за антисоветскую деятельность. В 1925 году сослан на пять лет в Сибирскую ссылку, а в 1937 году вторично приговорен к 10 годам лишения свободы без права переписки. Причина обвинения: продолжал за богослужением поминать убиенных Николая, Александру, Ольгу, Татиану, Марию, Анастасию и Алексея (Семью Царственных Страстотерпцев). В 1938 году отец Пётр был расстрелян. Родные узнали об обстоятельствах его гибели только спустя 70 лет. Место последнего служения деда – Сретенский храм в деревне Мечетка близ города Боброва Воронежской области.

Мой отец, Митрофан Петрович Соколов, был третьим, самым младшим ребенком в семье деда. Бабушка, Варвара Алексеевна Соколова, перед родами пешком совершила паломничество к мощам святителя Митрофана Воронежского, поскольку до моего отца два младенца родились болезненными и сразу умерли. Она дала обет, если родиться мальчик, назвать его Митрофаном в честь Воронежского Святителя.
После ареста деда моего отца арестовали и осудили на 10 лет по статье 58.10. Главным пунктом обвинения было следующее: «Устраиваясь в бригаду плотников, скрыл свое социальное происхождение, что он является сыном контрреволюционно настроенного священника».После тюремного заключения отец был полностью реабилитирован. Но он остался на Севере, в Коношком районе, где отбывал срок. Здесь он встретил мою маму – Таисию Ивановну Соколову, в девичестве Васильеву.

Моя мама была вторым ребенком в многодетной семье Васильевых и проживали они в деревне Веретье Маловишерского района Новгородской области. Всего в семье было одиннадцать детей. По оргнабору мама была призвана на строительство номерного завода в поселок Волошка Архангельской области.

Все мое детство прошло под присмотром бабушки, которая прожила долгую жизнь до 80-ти лет, и старшей сестры моего отца Александры Петровны Бакулиной. Родители много работали, держали большое домашнее хозяйство, и большую часть времени со мной и моими братьями занимались эти две женщины. Тетя Шура (так мы звали сестру отца) посвятила нам всю свою жизнь. Ее семья вся погибла во время войны, и целью своей жизни она поставила: сохранить веру в роду Соколовых. Умерла она в 1997 году в возрасте 90 лет. Именно она, когда мне было три года, раскрыла перед нами Евангелие в картинках и многие вечера рассказывала нам о пришествии в мир Бога для спасения людей. Почти каждый год тетя Шура, уезжая на могилу своего сына, который похоронен на Шуваловском кладбище в Санкт- Петербурге, брала нас с собой с одной только целью – причастить Святых Христовых Таинств. Подолгу предварительно разговаривала с духовником, объясняя, что для нас это единственная возможность причаститься один раз в году. Ибо на территории Коношского района не было ни одной действующей церкви.

В 1968 году я окончил школу и поступил в Рязанский радиотехнический институт, где уже учились мои старшие братья. По окончании института два года служил в армии лейтенантом. В это время женился. Жена, Наталия Ивановна Соколова, в девичестве Кондратьева, весь мой армейский путь прошла вместе со мной. После демобилизации приехал в город Новодвинск, куда в 1969 году переехали мои родители и работал в отделе Автоматизированных систем управления крупнейшего в Европе Архангельского целлюлозно-бумажного комбината (АЦБК) до 1997 года.

В 1996 году рукоположен в дьяконы, а в 1998 году - в иереи. 
В 1996 году поступил в Православный Свято-Тихоновский богословский институт, который окончил в 2001 году. Поначалу служил в Покровском храме города Новодвинска. В 2001 году переведен в Коношский район в поселок Ерцево настоятелем храма в честь Казанской иконы Божией матери. В этом поселке когда-то отбывал срок мой отец, и сейчас там зона особого режима. И именно эта зона была главным в моем служении. Три года еженедельного общения с несчастными «сидельцами» многое дали и многому научили.

Осенью 2003 года переведен настоятелем домового храма при Поморском государственном университете в честь святого праведного Иоанна Кронштадтского, а также назначен руководителем миссионерского отдела Архангельской епархии.

В моей семье трое детей и шесть внуков. Старший сын Владислав окончил аспирантуру по специальности «прикладная математика» в Петрозаводском государственном университете. Средняя дочь Ольга после окончания Поморского госуниверситета работает в отделе кадров АЦБК. Младшая дочь Мария – преподаватель Архангельского медицинского колледжа.

Вот и все. С Божьим благословением, о. Евгений

Выступления



"Нельзя уподобляться всем тем, кого воцерковляешь"

Протоиерей Евгений Соколов: "Нельзя уподобляться всем тем, кого воцерковляешь"

07.10.2009


Руководитель миссионерского отдела Архангельской и Холмогорской епархии рассказал о неправильных методах миссионерства …

На прошлой неделе, 1 октября, с сотрудниками миссионерского отдела Московской Духовной академии встретились Александр Мещанский и Элеонора Яушева, в течение 10 лет ведущие беседы с детьми, воспитателями детских садов и учителями школ. Они поделились своим опытом сеяния слова Божия, сообщает сайт МДА. В 1-й части семинара - "Трудности общения миссионера-мирянина со взрослыми неверующими слушателями" - Э.Якушевой была рассмотрена методика проведения бесед в неподготовленной аудитории, разработанная на личном опыте. Во 2-й части семинара А.Мещанский поделился своим опытом работы с детьми. В конце встречи руководитель миссионерского отдела игумен Пантелеимон (Бердников) поблагодарил выступавших и выразил надежду на продолжение встреч.

Протоиерей Евгений СоколовМы попросили руководителя миссионерского отдела Архангельской и Холмогорской епархии протоиерея Евгения Соколова рассказать о своем опыте миссионерской работы среди атеистов, агностиков и невоцерковленных людей.

"Я этой работой занимаюсь постоянно. В своих многочисленных поездках по нашей безграничной области, территория которой в два раза больше территории Франции, я посещаю школы, ПТУ, интернаты, дома престарелых, воинские части и т.д. Там я встречаюсь с людьми, если и крещеными, то совершенно невоцерковленными. Их можно смело называть агностиками, поскольку, будучи когда-то крещеными, они порог храма так никогда и не переступили. Порой бывает, что за месяц я осуществляю более десяти таких встреч. И когда я встречаюсь с людьми, прежде всего, я показываю им плоды Православия и его красоту", - рассказал отец Евгений.

"Сегодня зачастую люди не знают историю. Историю государства они никак не связывают с историей Церкви и с историей духовности нашего государства. Мы редко говорим людям о том, что падение Римской империи, завоевавшей весь мир, произошло после того, как Рим стал исповедовать духовно тупиковую идею "хлеба и зрелищ". Таков был лозунг Древнего Рима. Поэтому когда говорят, что национальной идеей России может быть создание конкурентоспособной экономики, я всегда отмечаю, что у римлян экономика была, пусть и построенная на рабском труде, тогда как у варваров вообще не было никакой экономики, но это не помешало им победить и разбить Рим. Им это удалось именно потому, что у римлян не было духовной идеи, не было единения нации. Я часто говорю людям о значении для нации национальной идеи. В Советском Союзе национальная идея вела к духовному тупику, к печальным плодам, к Вавилонской башне, к разбитому корыту. Поэтому когда я беседую с агностиками, я им обязательно показываю плоды Православия. Я рассказываю им о том, как Православная Русь в течение многих столетий расширялась и какой она стала могучей к концу XIX века", - подчеркивает известный миссионер.

"Разговаривать с агностиками, атеистами и просто неверующими людьми можно чисто научным языком. Я показываю им, что наука - это тоже вера, что все базовые научные истины покоятся на аксиомах, а аксиома - это знание, которое принимается без доказательств, это знание, основанное на вере. Я доказываю этим людям неосновательность мнения, что вера - это только религиозное понятие. Любая наука - это тоже вера. При разговоре с агностиками и даже с людьми иной веры очень важно затрагивать научный аспект", - считает руководитель миссионерского отдела Архангельской и Холмогорской епархии.

"Когда мы сравниваем достижения православных писателей, деятелей искусства с достижениями протестантских деятелей, то такое сравнение всегда в пользу Православия. Это можно легко показать, если знаешь музыку, литературу и шедевры нашей классики. Это тоже убеждает людей в истинности Православия. Поэтому работать с ними обязательно нужно. Мы можем показать, как в советское время простые неграмотные верующие люди сумели сохранить веру из любви к ней. Это тоже сильный аргумент. Русские люди так любили веру православную, что, несмотря на гонения, насмешки, глумление и т.д., они выиграли этот спор у безбожной власти, которая была многократно сильнее их, которая была абсолютной во всех областях жизни, но все-таки эта власть проиграла верующим. Это разве не пример торжества Православия?" - вопрошает протоиерей Евгений Соколов.

"Некоторые наши миссионеры, общаясь с байкерами, рокерами и им подобными, уподобляются им при попытке их воцерковить. Нельзя уподобляться всем тем, кого воцерковляешь. Я часто посещаю тюрьмы, но я никогда не уподобляюсь преступникам и никогда не говорю с ними на тюремном сленге. Я говорю с ними не на их сленге, а на простом языке только для того, чтобы они возрастали. Конечно, я должен знать тюремную субкультуру, чтобы быть понятым ими, но я никогда не скажу им, что их культура хорошая, что им надо немного измениться, чтобы стать православными. Этого я им не говорю потому, что между Православием и любой субкультурой пролегает пропасть. Наша задача заключается в том, чтобы показать эту пропасть, показать лживость и тупиковость их веры. Я готов пойти в любую падшую аудиторию, но при одном условии - я пойду к рокерам не тогда, когда у них идет концерт, а когда они готовы будут со мной спорить, беседовать. Но я никогда не скажу, что рок - это хорошо. Чтобы понять, каковы плоды рок-музыки, достаточно увидеть, во что превращаются площади после рок-концертов. Это плоды грязи и непотребства. Ведь произведение искусства и любое художественное направление мы должны оценивать по их плодам. Если эти плоды отрицательные, то надо показывать их людям, которые этим занимаются. В спорах, в сравнениях нужно показывать порочность, тупиковость их идей, но нельзя опускаться до их уровня. Мы спускаемся к таким людям, чтобы призвать их к преображению, а не для того, чтобы сказать им, что у них и так все хорошо, только им нужно всего лишь немножечко измениться. Нет, изменение должно быть принципиальным и кардинальным. Я категорически не согласен с отцом Андреем Кураевым, который утверждает, что у них и так все хорошо", - заявил руководитель миссионерского отдела Архангельской и Холмогорской епархии.

"Миссионер, уподобляясь тому, кого он воцерковляет, уничижает Православие, умаляет его значение и роль. Я, например, никогда не веду диспут с протестантами на территории России. Много для них чести. Я готов поехать в любую протестантскую страну и доказать там, что Православие - это правильная вера. Но в России я не буду унижать Православие. Я никогда не буду обсуждать с протестантами, чем хороша их культура, потому что она изначально порочна, и я буду им об этом говорить. Когда я как православный буду им говорить, что у нас есть нечто общее или равное, то я буду унижать Православие. Это просто недопустимо. Между нами существует пропасть. И надо показывать эту пропасть, призывать к ее преодолению, помогать преодолевать эту пропасть", - считает отец Евгений.

"Что касается байкеров, то я никогда им не скажу, что нет ничего страшного в том, если они станут ходить в храм, продолжая оставаться байкерами. Байкер - язычник, для которого мотоцикл - святыня. Как же он может идти в храм, оставаясь байкером? Это недопустимо, так как это уничижение Православия. Тем не менее, еще раз хочу повторить, что надо идти в любую падшую аудиторию, даже в дом разврата, но не когда там оргия, а когда они готовы услышать, какие страшные последствия ждут людей, которые ведут блудную жизнь. Священник должен призывать людей отречься от их языческих или оккультных взглядов. Православие должно помогать таким людям выбраться из их привычной среды, но, ни в коем случае не говорить им, что нет ничего страшного в том, как они ведут свою жизнь", - заключил протоиерей Евгений Соколов.

Возврат к списку

Статьи

Элемент не найден!

Возврат к списку

Видеозаписи

Проповеди

Элемент не найден!

Возврат к списку

СМИ о батюшке

Элемент не найден!

Возврат к списку

Фотографии