Настоятель храма: протоиерей Евгений Соколов

Настоятель домового храма в честь Святого праведного Иоанна Кронштадтского при ПГУ им М.В. Ломоносова

hram@pomorsu.ru

Дата рождения: 28.01.1951

Дата диаконской хиротонии: 23.05.1996

Дата иерейской хиротонии: 31.05.1998

  • Автобиография
  • Выступления
  • Статьи
  • Видеозаписи
  • Проповеди
  • СМИ о батюшке
  • Фотографии

Отец Евгений о себе

Я родился в 1951 году в поселке Волошка Коношского района Архангельской области. В семье нашей, по линии отца, шесть поколений священников. Мой дед, протоиерей Петр Соколов, был дважды судим за антисоветскую деятельность. В 1925 году сослан на пять лет в Сибирскую ссылку, а в 1937 году вторично приговорен к 10 годам лишения свободы без права переписки. Причина обвинения: продолжал за богослужением поминать убиенных Николая, Александру, Ольгу, Татиану, Марию, Анастасию и Алексея (Семью Царственных Страстотерпцев). В 1938 году отец Пётр был расстрелян. Родные узнали об обстоятельствах его гибели только спустя 70 лет. Место последнего служения деда – Сретенский храм в деревне Мечетка близ города Боброва Воронежской области.

Мой отец, Митрофан Петрович Соколов, был третьим, самым младшим ребенком в семье деда. Бабушка, Варвара Алексеевна Соколова, перед родами пешком совершила паломничество к мощам святителя Митрофана Воронежского, поскольку до моего отца два младенца родились болезненными и сразу умерли. Она дала обет, если родиться мальчик, назвать его Митрофаном в честь Воронежского Святителя.
После ареста деда моего отца арестовали и осудили на 10 лет по статье 58.10. Главным пунктом обвинения было следующее: «Устраиваясь в бригаду плотников, скрыл свое социальное происхождение, что он является сыном контрреволюционно настроенного священника».После тюремного заключения отец был полностью реабилитирован. Но он остался на Севере, в Коношком районе, где отбывал срок. Здесь он встретил мою маму – Таисию Ивановну Соколову, в девичестве Васильеву.

Моя мама была вторым ребенком в многодетной семье Васильевых и проживали они в деревне Веретье Маловишерского района Новгородской области. Всего в семье было одиннадцать детей. По оргнабору мама была призвана на строительство номерного завода в поселок Волошка Архангельской области.

Все мое детство прошло под присмотром бабушки, которая прожила долгую жизнь до 80-ти лет, и старшей сестры моего отца Александры Петровны Бакулиной. Родители много работали, держали большое домашнее хозяйство, и большую часть времени со мной и моими братьями занимались эти две женщины. Тетя Шура (так мы звали сестру отца) посвятила нам всю свою жизнь. Ее семья вся погибла во время войны, и целью своей жизни она поставила: сохранить веру в роду Соколовых. Умерла она в 1997 году в возрасте 90 лет. Именно она, когда мне было три года, раскрыла перед нами Евангелие в картинках и многие вечера рассказывала нам о пришествии в мир Бога для спасения людей. Почти каждый год тетя Шура, уезжая на могилу своего сына, который похоронен на Шуваловском кладбище в Санкт- Петербурге, брала нас с собой с одной только целью – причастить Святых Христовых Таинств. Подолгу предварительно разговаривала с духовником, объясняя, что для нас это единственная возможность причаститься один раз в году. Ибо на территории Коношского района не было ни одной действующей церкви.

В 1968 году я окончил школу и поступил в Рязанский радиотехнический институт, где уже учились мои старшие братья. По окончании института два года служил в армии лейтенантом. В это время женился. Жена, Наталия Ивановна Соколова, в девичестве Кондратьева, весь мой армейский путь прошла вместе со мной. После демобилизации приехал в город Новодвинск, куда в 1969 году переехали мои родители и работал в отделе Автоматизированных систем управления крупнейшего в Европе Архангельского целлюлозно-бумажного комбината (АЦБК) до 1997 года.

В 1996 году рукоположен в дьяконы, а в 1998 году - в иереи. 
В 1996 году поступил в Православный Свято-Тихоновский богословский институт, который окончил в 2001 году. Поначалу служил в Покровском храме города Новодвинска. В 2001 году переведен в Коношский район в поселок Ерцево настоятелем храма в честь Казанской иконы Божией матери. В этом поселке когда-то отбывал срок мой отец, и сейчас там зона особого режима. И именно эта зона была главным в моем служении. Три года еженедельного общения с несчастными «сидельцами» многое дали и многому научили.

Осенью 2003 года переведен настоятелем домового храма при Поморском государственном университете в честь святого праведного Иоанна Кронштадтского, а также назначен руководителем миссионерского отдела Архангельской епархии.

В моей семье трое детей и шесть внуков. Старший сын Владислав окончил аспирантуру по специальности «прикладная математика» в Петрозаводском государственном университете. Средняя дочь Ольга после окончания Поморского госуниверситета работает в отделе кадров АЦБК. Младшая дочь Мария – преподаватель Архангельского медицинского колледжа.

Вот и все. С Божьим благословением, о. Евгений

Выступления



«Соблюдая пост, мы учимся любви»

«Соблюдая пост, мы учимся любви»

 09.07.2010

В последнее время в Церкви участились дискуссии о постовом уставе. Все чаще звучат призывы пересмотреть сложившуюся церковную традицию соблюдения постов: ослабить, уменьшить длительность, а то и вовсе отказаться от духовной практики говения.

О том, что значит пост в жизни современного православного христианина, рассказывает настоятель домового храма св.Иоанна Кронштадтского при Поморском госуниверситете, руководитель миссионерского отдела Архангельской и Холмогорской епархии протоиерей Евгений Соколов.

Протоиерей Евгений Соколов- На мой взгляд, именно сегодня, во времена упадка духовности пост имеет огромное значение для поддержания духовных сил. Я всегда повторяю, что правильность своей духовной жизни нужно проверять по тому, как проходишь Великий пост: насколько ты образ и подобие Божие, а насколько раб плотских привязанностей и привычек и окружающего мира. Пост - экзамен и одновременно тренировка для души. Нельзя достичь успехов в какой бы то ни было области без огромного труда. И воспитание души также требует тяжёлых духовных упражнений. Они могут быть различны, но в основе любого духовного возрастания всегда лежал пост.

Вот почему особенно в сегодняшнем мире, когда нам говорят: бери от жизни всё, наслаждайся жизнью и т.д., именно режим поста заставляет человека как-то сдерживать себя, учиться управлять собой. Я часто говорю своим прихожанам: если вы не можете соблюдать пост, хотя бы в самом минимальном смысле, то что дальше? Сытая плоть быстро устаёт от духовного труда, требует «продолжения банкета». По апостолу Павлу, «плоть желает противного духу, а дух - противного плоти» (Гал.5:17)

- Однако в последнее время нападкам подвергается не пост как таковой, а веками разработанная система постов, которая иногда разнится в разных Поместных Церквах. Возникает вопрос - а почему мы должны поститься именно так, а не иначе?

- В замечательном учебнике М.С.Красовицкой «Литургика» есть такая мысль: если душа холодна во время богослужения, откройте Устав и просто попытайтесь следовать ему, и он всё сделает за вас. В Уставе есть всё, что нужно для нашего возрастания. Однако нельзя соблюдать то, чего не знаешь, а у нас, к сожалению, сегодня имеет место некий дилетантизм, людям зачастую неизвестны самые простые регламентирующие правила, что в пост можно, а что нет, чем отличается строгий пост от нестрогого. Очень часто можно видеть, как пост сводят к обычному вегетарианству или лечебному голоданию. В таких случаях теряется смысл поста.

- Сторонники изменения постового устава утверждают, что он относится не к мирянам, а к монахам, это один из любимых аргументов...

- Это совершенно не так. Во-первых, об этом это нигде не упоминается в Предании, а во-вторых, я как духовник могу сказать, что люди, соблюдающие пост, испытывают меньше трудностей в выполнении молитвенных правил, меньше страдают от плотских страстей. На исповеди можно услышать: «Знаете, у меня гнев, раздражение, часто срываюсь...» У меня первый вопрос: а вы пост соблюдаете? И в большинстве случаев выясняется, что нет. Зависимость прямо пропорциональная.

Ещё один важный момент, которого я хотел бы коснуться. Часто мы слышим от мирян, да и от некоторых батюшек, что раньше многие святые не знали всех тонкостей Устава, и многие подвизались, когда он ещё только начинал формироваться. Но давайте запомним, что они при этом уходили в пустыню, вся их жизнь была в посте, уединении, молчании. Мы же сегодня, живя мирской, светской жизнью, начинаем почему-то сравнивать себя с древними аскетами. Стань святым, и я скажу - пожалуйста, не постись. Но пока ты святости не достиг, будь добр, соблюдай церковные правила, которые помогают эту святость стяжать. У нас нет сил для харизматической молитвы, нет разума для понимания Священного Писания, мы не умеем любить - так давайте хотя бы научимся поститься. А если и этого не можем, останется только с горестью вздохнуть: совсем отказались от своей веры...

Если мы не знаем Предания, не знаем Устава и ещё пытаемся их попирать, то мы просто проваливаемся в духовную яму. Конечно, есть люди духовно слабые, которые только пришли в Церковь, есть люди, которые по физической немощи не могут соблюдать пост, но я не помню ни одного духовника, который бы не благословил в таком случае своё чадо на послабление поста. Более того, по-моему, мы наоборот становимся порой чересчур либеральны и потакаем слабостям своих прихожан. Поэтому когда раздаются призывы к отказу от поста или его сокращению, хочется спросить, зачем ломиться в открытые двери? Кроме того, если мы соборно примем решение об отмене поста, имея в виду духовно или физически немощных людей, соблюдение поста будет выглядеть ревностью не по разуму, мы как бы перекроем человеку возможность духовно восходить.

- Другой аргумент, который часто приходится слышать - о том, что люди, соблюдая пост по Уставу, часто становятся фарисеями и озлобляются. Иными словами, лучше пить молоко и есть мясо, но творить добрые дела и любить ближнего. Оправданно ли это противопоставление?

- Противопоставление, конечно, ложное. Как можно, не любя собственную душу, научиться любить другого? Повторяю, пост - одно из важнейших духовных упражнений для воспитания души, без аскезы любить не научишься; поэтому либерализация поста, отказ от него - проявление нелюбви к себе. Если я люблю свою плоть больше своей души, только этому я и научу окружающих. Напротив, «стяжи дух мирен - и тысячи вокруг тебя спасутся».

- Совсем недавно в церковной среде разгорелся о соблюдении Петрова поста. Высказываются мнения, что в древней Церкви он если и был, то очень короткий, а современная практика возникла совсем недавно и только в Русской Церкви. Ваше мнение, в чём важность именно Петрова поста, его меняющейся продолжительности, нужен ли он христианину?

- Мы знаем, что есть разные посты, строгие - Великий, Успенский, не строгие - Рождественский, Петровский. Каждый пост предваряет какое-то важное событие - Рождество, Пасху, Успение Богородицы и - праздник святых апостолов Петра и Павла. К любому торжественному событию в нашей жизни мы тщательно готовимся, пост - подготовка к празднику, к его достойной встрече.

- Иногда можно услышать, что Рождество, Пасха - великие праздники, здесь всё понятно, а праздник Петра и Павла - не такой уж значительный, чтобы его предварял столь длительный пост, как в это году, например...

 

- Давайте вспомним подвиг этих великих святых. Первоверховные апостолы Пётр и Павел, стяжав святость, просветили весь мир. Апостол Павел просвещает язычников, совершенно оторванных от общения с Богом; апостол Пётр, этот пылкий ученик Христов, проповедует, напротив, среди иудеев, что было смертельно опасно. Разве мы можем оценить этот подвиг в полной мере, разве можем понести хотя бы сотую, тысячную его долю? А ведь сегодня перед нами стоит та же задача - просвещать окружающий мир; но как это сделать, даже не стремясь к святости? Апостолов было много, но Петра и Павла мы чтим особо, потому и подготовка к их празднику - особая. А сколько у нас церквей в честь Петра и Павла! А сколько деревень «Петровское»! Как чтил русский народ этих святых! Поэтому нежелание достойно совершать их память - это ещё и забвение народной традиции.

- А в чём смысл меняющейся продолжительности этого поста?

- Это и есть выражение любви Устава к своим чадам. Да, если Пасха поздняя, то пост короткий, если ранняя - очень длинный. И слава Богу! Кроме того, очень многие наши прихожане радуются именно длинному посту, потому что когда поста нет, начинаются колебания - а можно это или нельзя, слишком греховно или нет... в пост всё, жёстко, все соблазны отступают. Все более-менее воцерковлённые люди посту рады, скорбящих крайне мало, потому что пост даёт возможность подняться над повседневной суетой, ну хоть немножко отойти от мирской жизни, остаться один на один с собой, со своими думами и с Богом. Особенно важно это сегодня, когда мирские соблазны обступают со всех сторон - мы не можем не видеть эту рекламу в автобусах, не слышать эту музыку... Кроме того, Петровский пост - возможность духовно «встряхнуться» после Пасхальных праздников. От строгого Великого поста через период празднования мы плавно переходим к нестрогому Петровскому. Иначе до Успенского мы много могли бы натворить, а Успенский короткий, и после него ещё три месяца без поста - получилось бы полгода. А теперь всё-таки берём себя в руки и возвращаемся к более интенсивной духовной жизни.

- Ещё, батюшка, приходится слышать, что такой режим только монахи могут выдержать, что продолжительные посты подрывают здоровье даже крепкого человека. Вы как духовник, у которого сотни чад по всей епархии, разделяете эту точку зрения? Были ли у вас случаи болезней из-за поста среди прихожан?

 

- Перед началом поста я всегда обращаюсь к своим прихожанам и говорю, что нести крест не по силам - это грех гордыни. Если у вас плохое здоровье или вы занимаетесь тяжёлым физическим трудом - я призываю прийти и взять благословение на послабление. Грех - брать крест не по силам, но не меньший грех - пренебрегать крестом. Я всегда отмечаю уровень духовного роста человека от поста до поста - если из года в год пост сводится к отказу от каких-то развлечений, если пост проходится одинаково, без, скажем, усиления молитвенного правила, это плохо. Прекрасно, если ребёнок в первом классе знает наизусть таблицу умножения, но если и в четвёртом дальше этой таблицы не идёт, следует спросить: а что же ты делал четыре года?.

- И никаких конфликтов, связанных с соблюдением поста, не возникает?

- Нет; повторяю, достаточно много людей благословляется на послабления, особенно студенты в сессию, но сокращать или убирать пост на общецерковном уровне, системно нет никаких оснований, это было бы снижением идеала. Напоминает ситуацию в нашем образовании: мы смирились с тем, что школьники мало читают, а не читая, не могут написать сочинение; сочинение отменили, и в результате читать перестали совершенно. Так же и с постом: если перестанем поститься как нужно, духовное возрастание прекратится. Если человек регулярно соблюдает пост, его можно поднимать дальше, а если нет, то и говорить об этом бессмысленно.

- То есть получается, что проблемы с постовым уставом как таковой нет? Если у кого-то возникают трудности, всё решается на личном уровне?

 

- Да, поэтому, повторяю, я не могу понять, с чем здесь можно бороться. Я знаю многих батюшек, но ещё не ни одни не говорил, чтобы у него из-за поста возникали конфликты с прихожанами. Да и от прихожан ни разу не слышал никаких жалоб, наоборот.

- Таким образом, можно сделать вывод, что вся эти разговоры вокруг Петровского поста нагнетаются искусственно. Батюшка, почему это может происходить?

- Вы знаете, рациональный ответ дать трудно, поскольку всё настолько просто и ясно, что совершенно не понятно, о чём спорить. Когда я слышу заявления о ненужности поста или его чрезмерной строгости, это говорит об одном: те, кто высказываются за, сами не хотят соблюдать посты и свою слабость хотят переложить на других: раз нам трудно, давайте и все... Человеку всегда обидно, когда рядом есть кто-то совершеннее его, это элементарная зависть; Если десять курят, а одиннадцатый нет, его высмеивают, на него давят. И вот сейчас в самой Церкви предлагают снизить планку, оправдывая тем самым собственную слабость. Это недопустимо.

- Высказываются опасения, что нападки на Петров пост связаны с новостилием, так как при переходе на новый стиль Петровский пост в некоторые годы вообще теряется, поэтому его можно отменить и совсем.

- Мы не можем отказаться от старого стиля. Благодатный огонь сходит по юлианскому календарю, если же нам нужны ещё «доказательства», то это уже грех маловерия. Об отмене старого стиля и речи быть не может, все разговоры об этом лишены основания. Побойтесь Бога! Устав нам передан святыми, а мы, сегодняшние, не стяжавшие и малой доли этой святости, пытаемся реформировать их установления, приспосабливая к собственной слабости. Давайте вместо этого попытаемся стать сильнее, тем более что всё для этого у нас есть, Бог дал нам всё необходимое, и прежде всего - как раз те правила, соблюдая которые, мы и можем безопасно подниматься по духовной лестнице. Мы должны сохранять и преумножать то, что нам передано, а не отменять или ревизовать. Конечно, было предсказано, что соблазны должны прийти в мир, но давайте вспомним - горе тем, через кого они приходят. И мы вместо того, что обличать мирские соблазны и соблазняющих, как Христос обличал фарисеев, не только молчим, но и пытаемся привнести их и в церковную среду.

Беседовали Дмитрий Новгородский и Ирина Козьмина

 Впервые опубликовано на сайте «Православие на Северной Земле»


Возврат к списку

Статьи

Элемент не найден!

Возврат к списку

Видеозаписи

Проповеди

Элемент не найден!

Возврат к списку

СМИ о батюшке

Элемент не найден!

Возврат к списку

Фотографии