Настоятель храма: протоиерей Евгений Соколов

Настоятель домового храма в честь Святого праведного Иоанна Кронштадтского при ПГУ им М.В. Ломоносова

hram@pomorsu.ru

Дата рождения: 28.01.1951

Дата диаконской хиротонии: 23.05.1996

Дата иерейской хиротонии: 31.05.1998

  • Автобиография
  • Выступления
  • Статьи
  • Видеозаписи
  • Проповеди
  • СМИ о батюшке
  • Фотографии

Отец Евгений о себе

Я родился в 1951 году в поселке Волошка Коношского района Архангельской области. В семье нашей, по линии отца, шесть поколений священников. Мой дед, протоиерей Петр Соколов, был дважды судим за антисоветскую деятельность. В 1925 году сослан на пять лет в Сибирскую ссылку, а в 1937 году вторично приговорен к 10 годам лишения свободы без права переписки. Причина обвинения: продолжал за богослужением поминать убиенных Николая, Александру, Ольгу, Татиану, Марию, Анастасию и Алексея (Семью Царственных Страстотерпцев). В 1938 году отец Пётр был расстрелян. Родные узнали об обстоятельствах его гибели только спустя 70 лет. Место последнего служения деда – Сретенский храм в деревне Мечетка близ города Боброва Воронежской области.

Мой отец, Митрофан Петрович Соколов, был третьим, самым младшим ребенком в семье деда. Бабушка, Варвара Алексеевна Соколова, перед родами пешком совершила паломничество к мощам святителя Митрофана Воронежского, поскольку до моего отца два младенца родились болезненными и сразу умерли. Она дала обет, если родиться мальчик, назвать его Митрофаном в честь Воронежского Святителя.
После ареста деда моего отца арестовали и осудили на 10 лет по статье 58.10. Главным пунктом обвинения было следующее: «Устраиваясь в бригаду плотников, скрыл свое социальное происхождение, что он является сыном контрреволюционно настроенного священника».После тюремного заключения отец был полностью реабилитирован. Но он остался на Севере, в Коношком районе, где отбывал срок. Здесь он встретил мою маму – Таисию Ивановну Соколову, в девичестве Васильеву.

Моя мама была вторым ребенком в многодетной семье Васильевых и проживали они в деревне Веретье Маловишерского района Новгородской области. Всего в семье было одиннадцать детей. По оргнабору мама была призвана на строительство номерного завода в поселок Волошка Архангельской области.

Все мое детство прошло под присмотром бабушки, которая прожила долгую жизнь до 80-ти лет, и старшей сестры моего отца Александры Петровны Бакулиной. Родители много работали, держали большое домашнее хозяйство, и большую часть времени со мной и моими братьями занимались эти две женщины. Тетя Шура (так мы звали сестру отца) посвятила нам всю свою жизнь. Ее семья вся погибла во время войны, и целью своей жизни она поставила: сохранить веру в роду Соколовых. Умерла она в 1997 году в возрасте 90 лет. Именно она, когда мне было три года, раскрыла перед нами Евангелие в картинках и многие вечера рассказывала нам о пришествии в мир Бога для спасения людей. Почти каждый год тетя Шура, уезжая на могилу своего сына, который похоронен на Шуваловском кладбище в Санкт- Петербурге, брала нас с собой с одной только целью – причастить Святых Христовых Таинств. Подолгу предварительно разговаривала с духовником, объясняя, что для нас это единственная возможность причаститься один раз в году. Ибо на территории Коношского района не было ни одной действующей церкви.

В 1968 году я окончил школу и поступил в Рязанский радиотехнический институт, где уже учились мои старшие братья. По окончании института два года служил в армии лейтенантом. В это время женился. Жена, Наталия Ивановна Соколова, в девичестве Кондратьева, весь мой армейский путь прошла вместе со мной. После демобилизации приехал в город Новодвинск, куда в 1969 году переехали мои родители и работал в отделе Автоматизированных систем управления крупнейшего в Европе Архангельского целлюлозно-бумажного комбината (АЦБК) до 1997 года.

В 1996 году рукоположен в дьяконы, а в 1998 году - в иереи. 
В 1996 году поступил в Православный Свято-Тихоновский богословский институт, который окончил в 2001 году. Поначалу служил в Покровском храме города Новодвинска. В 2001 году переведен в Коношский район в поселок Ерцево настоятелем храма в честь Казанской иконы Божией матери. В этом поселке когда-то отбывал срок мой отец, и сейчас там зона особого режима. И именно эта зона была главным в моем служении. Три года еженедельного общения с несчастными «сидельцами» многое дали и многому научили.

Осенью 2003 года переведен настоятелем домового храма при Поморском государственном университете в честь святого праведного Иоанна Кронштадтского, а также назначен руководителем миссионерского отдела Архангельской епархии.

В моей семье трое детей и шесть внуков. Старший сын Владислав окончил аспирантуру по специальности «прикладная математика» в Петрозаводском государственном университете. Средняя дочь Ольга после окончания Поморского госуниверситета работает в отделе кадров АЦБК. Младшая дочь Мария – преподаватель Архангельского медицинского колледжа.

Вот и все. С Божьим благословением, о. Евгений

Выступления

Элемент не найден!

Возврат к списку

Статьи

О главных и второстепенных знаниях. О больших, все знающих начальниках, и детях, умеющих любить

О главных и второстепенных знаниях

10.11.2012


О больших, все знающих начальниках, и детях, умеющих любить …

 Если мы признаем, что мир творение Божье, то задача творения СЛУЖИТЬ СВОЕМУ ТВОРЦУ по  законам, которые Он заложил в основу мироздания. И хорошо понимать, что духовные законы межличностного общения самые главные и фундаментальные в бытии каждого, призванного Богом в мир, человека. Незнание   законов, не соблюдение их разрушает духовное пространство, в котором мы живем точно так же, как нарушение законов физики, химии, математики, биологии разрушают окружающий нас материальный, растительный и животный миры...

      Прот.Евгений СоколовНедавно выступал на образовательной Иоанновской  конференции  с докладом о роли нравственных и духовных знаний в школе.  Пришлось сказать много горьких и неприятных слов в адрес преподавателей, которые роль этих знаний сводят к мало важному и мало нужному уровню факультатива. И совершенно понятна родившаяся в связи с этим учительской среде фраза: «Воспитанием должна заниматься, прежде всего, семья». И это, безусловно, правильно, правда, с единственной оговоркой: если родители знают, как воспитывать. Хорошо понимает наше технократическое общество роль знаний в жизни человека. И все школьные нужные и премудрые науки, такие как физика, математика, иностранные языки, история, литература преподаются в школе, как обязательные. Все прекрасно понимают, что самостоятельно в нужном объеме эти знания ребенок усвоить не сможет. Но всегда, во все времена преподавание духовно-нравственных знаний, их усвоение считалось самым важным и самым сложным школьным предметом. Не случайно  преподавание «Закона Божия» доверяли в прежние времена лучшим учителям.  

В своем докладе  я призвал педагогов определиться в простой истине: что есть духовный закон, или духовное беззаконие?  Общество, мягко говоря, затянуло сроки с решением ответа на данный вопрос. Однако, всеми своими практическими действиями нынешняя власть постоянно утверждает свою приверженность к духовному беззаконию. И даже вслух это уже произносилось неоднократно всеми нашими руководителями государства на высших должностях.  Чтобы оправдать свое пренебрежительное отношение к служению Творцу, современный ум нашей интеллигенции родил мерзкую, богохульную фразу: «Бог должен быть в душе». Даже  язычники древних времен в адрес божества слово «ДОЛЖЕН» не употребляли, им это просто в голову не могло придти.  Мы в сегодняшнем своем духовном нигилизме договорились до того, что Творец, оказывается, что-то должен своему творению?! Педагогическое сообщество, не дав никаких знаний  школьникам и их родителям в духовно нравственной области, высокомерно отринув данные предметы на уровень факультатива, заявило: «Воспитанием должна заниматься, прежде всего, семья».  И никто с этим не спорит, но вопрос невольно возникает: «А кто научит, как правильно воспитывать?»

По всем нужным для  общества учебным предметам именно школа определяет уровень и объем  знаний  в каждом классе.  Одно дело дать детям знания о нравственных и духовных законах и требовать их выполнения. Иное дело отдать эту важнейшую и труднейшую область знаний на самостоятельную проработку со всеми вытекающими последствиями. А потом лицемерно заявлять о безнравственности общества. Как будто не понимали, куда духовный, факультативный нигилизм нас приведет?  Но, может, тогда просто заявить, что таких знаний нет! Тем самым открыто объявить о своем исповедовании атеизма. Пусть не воинствующего, а более страшного - духовного.  Но надо же как-то и когда-то определяться с этим, как говорил атеистический вождь мирового пролетариата, архиважным вопросом. Если мы признаем, что мир творение Божье, то задача творения СЛУЖИТЬ СВОЕМУ ТВОРЦУ по  законам, которые Он заложил в основу мироздания. И хорошо понимать, что духовные законы межличностного общения самые главные и фундаментальные в бытии каждого, призванного Богом в мир, человека. Незнание законов, не соблюдение их разрушает духовное пространство, в котором мы живем точно так же, как нарушение законов физики, химии, математики, биологии разрушают окружающий нас материальный, растительный и животный миры. Казалось бы, данная истина настолько проста, что не требует особых дискуссий.  Трудно себе представить, что, творя весь окружающий мир по сложным и мудрым законам, самую главную область - духовную - Бог оставил бы в беззаконии.  Но вот уже почти двадцать лет мы бьемся за право преподавать нашим детям духовные знания, хотя бы в культурологическом аспекте, а результат? С валеологией, кстати, в свое время все проблемы решались на удивление легко.

       То, что нам сейчас разрешили с 4-го класса по выбору родителей преподавать предметы религиозной культуры многими воспринимается, как победа. Увы, вотще! А что, кто-то отменил теорию Дарвина на уроках биологии? А кто-то заглядывал в учебники истории, где очень многие трагические события, действительно, имевшие место, в жизни Западной церкви, приписываются просто Церкви? Мне часто говорят учителя, что каждый урок должен быть нравственным. И кто бы с этим спорил? Только никак же не можем решить, что считать нравственным, а что безнравственным, если нравственных законов не признаем и не преподаем? Если мы исповедуем атеизм, то давайте об этом скажем вслух, и это будет честно! Если исповедуем толерантность, о чем заявил в свою бытность нынешний премьер, вступая в 2008 году в должность Президента и призывая всех быть толерантными, то это было бы честно с его стороны, если бы он при этом не позиционировал себя православным и не заявлял неоднократно о своей, якобы, православной вере. Простите, какой же верующий руководитель  позволит всех детей своей страны учить в государственных школах теории Дарвина, как единственной научной теории о происхождении человека?..

 Но должен же у верующего человека быть хоть микроскопический страх Божий, если уж не за себя, то за своих близких.   Собственно, отсутствие этого страха и проповедь свободы и демократии, которые ограничивает сегодня в нашей жизни только уголовный кодекс, говорит о том, какую веру исповедуют эти люди. Закон Божий в области духовно-нравственных отношений нашими руководителями отвергнут со снисходительным пренебрежением и практически (давайте называть вещи своими именами) запрещен в сфере образования. Когда человек вправе выбирать, сколько 2х2=??? 4 или 6 или 8, то это открытое издевательство и глумление над наукой и ничего более.  Что мы и наблюдаем  в духовной сфере, но почему-то ждем каких-то улучшений в жизни страны. Что можно ждать, если руководство  на всех уровнях, всей мощью государственных СМИ, проповедует духовный атеизм (толерантность) своими практическими делами, но (и это лицемерие самое страшное в их действиях) на словах говорит, о своей принадлежности к православию.

       Спустя два дня после Иоанновской конференции в Архангельске проходил Северный конгресс общественных организаций. Выступало множество больших столичных начальников, они говорили красивые, правильные приветственные слова, а потом, когда начались доклады, у них оказалось масса дел, и они дружной  толпой двинулись из зала. Я вышел следом в фойе и подошел к одному из местных больших начальников, с которым неоднократно встречался раньше, который искренне считает себя верующим человеком, и рассказал о прошедшей Иоанновской конференции. О том, что наше образование в лице своего федерального и региональных министерств не считает преподавание духовно-нравственных дисциплин нужными предметами. Что эти знания считаются мало нужными интеллектуальной элитой страны, коими являются наши педагоги, а что тогда ждать от простых людей?  И что у нас нет будущего, так как  духовные знания с таким подходом никогда не станут центром нашей жизни. А борьба с любыми пороками, которые порождает наша духовная необразованность, длиться будет долго и приведет, в конце концов, к духовной катастрофе.  И в конце резко заметил: «Неужели Вам самому не страшно? Ну, хотя бы за своих детей, за то, что Вы своим бездействием и молчанием способствуете нарастающему духовному беззаконию?» И он спросил: «А что от меня надо? Если есть предложения, просьбы пишите официальные письма, мы рассмотрим, сделаем предписания, чтобы все было на системной основе». Он еще говорил много вроде бы правильных  слов, а мне хотелось в голос закричать ему в лицо, что крестил Русь святой князь Владимир, потому что именно ему, прежде всего, ему, как руководителю государства, ЭТО было нужно. Потому что понимал равноапостольный князь, что без единых ПРАВИЛЬНЫХ духовных законов  страна обречена на распад. И он всей своей княжеской властью, своей мудростью принял решение и призвал Православную Церковь помочь ему  научить духовным законам свой народ. Вселенские соборы собирала не Церковь, не патриархи, а Византийские императоры. Ибо, хорошо понимали эти великие, любящие свой народ люди, что, если появилось разночтение в истолковании духовных законов, то мира в стране не будет. И собирали они все лучшие духовные умы со всего мира и сами, порой, председательствуя на Вселенских соборах, при всей своей занятости, добивались принятия ПРАВИЛЬНЫХ духовных законов.  А разве Поместные соборы на Святой Руси собирали не великие князья? Не цари?  Как же любили эти светские люди, облаченные царской властью, свой народ, свою страну. Понимали они, что в духовном беззаконии страна погибнет, ибо Творцу нужно служить не по человеческим, принятым Государственной Думой законам, а по Божьим, которые Бог положил в основу межличностного общения.  Именно властные структуры заботились о духовном просвещении своего народа. Нашим власть предержащим духовные законы не нужны. Они их заменили своими законами, рожденными человеческим умом и, зачастую, противоречащим законам Божьим, но почему-то спесиво ждущим, что плоды их законотворчества приведут страну к какому-то только им понятному благу. Вотще!

       Ничего не стал больше говорить  этому крупному начальнику, ничего... Спаситель взывал к окружающим Его людям: «Имеющий уши да слышит».  Духовный слух, ум, зрение у наших властей поражены страшной болезнью последних времен  - ТЕПЛОХЛАДНОСТЬЮ. И очень, похоже, что сегодняшнее начальствующее «племя» заразилось этим духовным СПИДом толерантности столь серьезно, что надежды на излечение совсем не остается. «Начало премудрости - страх Божий», как нас учит Св. Писание. Но коли эти люди даже Бога не боятся, тогда проповедуемая ими формула, которую так ярко озвучил наш великий Ф.И. Достоевский: «А если Бога нет, то все позволено» переходит в свою завершающую фазу. Дал нам Господь время, возможность, материальные богатства на просвещение  духовными законами почти угасшей Святой Руси, чтобы мы по этим законам жили.  Много дал времени, почти четверть века...и что? Кесари всех уровней так и не поняли, и не оценили этот дар Божий: власть в последней Православной империи для сохранения веры Православной, для научения народа закону Божию. Иным законам учат эти люди свой народ. Всеми своими действиями они провозглашают иной духовный закон не только в нашей стране, но и во всем мире «Хлеба и зрелищ». Ну что же, хочу только напомнить евангельскую истину: «Бог поругаем не бывает». Похоже,  испугались наши «бедные» руководители остаться без западной сытой кормушки. Возложили надежды не на Бога, а на человека, на его ум, инстинкты, искаженную грехом природу. «Я верю в человека» - заверяют они  близкий им Запад, а русский человек ВЕРИЛ в Бога, в Его любовь, в Его милосердие и НИКОГДА не терял эту веру, до самого конца уповая на промысел Божий.

    И в заключение об одной встрече, прошедший семь лет тому назад.  Дальний таежный  поселок, небольшое одноэтажное здание школы, встреча с детьми, лекции, беседы, ответы на вопросы. До прихода автобуса, который должен был отвести меня в районный центр, оставалось около часа. Сижу в учительской, разговариваем с завучем о проблемах сельских школ, и неожиданно она спрашивает:

  -  Вы не могли бы поговорить с  одним нашим мальчиком?

 -    А что, проблемный мальчишка?

 -   Да нет, все с точностью до наоборот. Никак не  можем разгадать его тайну. Понимаете, отец и мать   спившиеся люди, детьми совсем не занимаются.

      Он учится в 4-м классе, круглый отличник. Катерину, сестру, она на год младше, он, Ванька наш,  заставляет учиться на четыре и пять. Сидит с ней,  уроки делает часами.

 -    А сам он парень толковый, хорошо соображает?

 -    Да если бы! Когда задачу не может решить, ко мне три раза за день может прибежать пока до конца не разберется. И знаете, ведь никто не контролирует, никто не заставляет, а учится только на  пятерки. Что он так за уроками день и  ночь  сидит никак не понять не можем.

       Заинтересованный,  прошу познакомить с мальчуганом. Завуч выходит из учительской и вскоре появляется с невысоким, крепким мальчишкой, который исподлобья смотрит на меня. Видно, что никакого общения он не хочет. Надо как-то строить отношения, прошу его проводить меня до магазина, что-нибудь купить в дорогу. По дороге идем, практически не разговаривая. Чувствую, что не хочет  отвечать ни на какие вопросы и даже побаивается их. Говорим о плохих дорогах, осталась ли еще рыба в реке, когда морошка поспевает и как трудно ее собирать из-за комаров. «Самая комариная ягода», - замечает он. Приходим в магазин, для вида делаю незначительные покупки и в конце выбираю два больших апельсина и отдаю ему со словами: «Ты уж прости, но у нас в церкви есть правило: каждый труд достоин награды. Так что прими, это тебе и Катерине». По его реакции нетрудно догадаться, что апельсины крайне редкий фрукт в его рационе. Один прячет в карман, другой тут же начинает освобождать от кожуры. Идем к автобусу, спрашиваю его:

 - Ваня, а учиться нравится?

 - Так себе, - пожимает плечами.

 - А погулять, поиграть, побегать хочется?

 - Конечно.

 - Тогда скажи: почему ты часами сидишь за уроками и сестренку  заставляешь прилежно учиться?

 Молчит. Видно, что отвечать он совсем не хочет, но апельсин делает свое дело и  тихо говорит:

 - Папку и мамку весь поселок ругает. И смеются над ними, и обзывают по-всякому, и глумятся (откуда он узнал это слово?) а за нас с Катькой хвалят! Торжествующая улыбка расплывается по его лицу.

 - Они как узнают про родительское собрание, сразу пить бросают, праздничную одежду достают. И всегда вдвоем на собрание идут.

     И до меня вдруг доходит, какой же настоящей, жертвенной любовью любит своих падших родителей эта юная кроха. Он часами сидит над уроками, сестренку заставляет хорошо учиться, чтобы родителей хвалили не подзаборные собутыльники и забулдыги, а элита поселка - учителя. Он постоянно дает им возможность попробовать встать на ноги и оставить свою порочную жизнь. Слезы предательски стали жечь  глаза и, не желая показывать их, нагнулся к нему, крепко обнял и на ухо прошептал: «Спасибо, мой хороший, что ты есть, что так умеешь любить.  Я, так как ты, любить еще не научился. Храни тебя Господь». Дальше шли до автобуса молча. Когда дошли до остановки, увидел, что не терпится ему отдать заработанный апельсин Катерине и махнул рукой:

 - Все, беги домой и сколько хватит сил, старайся оставаться вот таким, какой ты сейчас есть.

    Он недоуменно взглянул на меня и, тоже помахав рукой, бегом побежал к школе, где ждала его такая же, как он девочка, тоже умеющая, по-настоящему, любить.

      P.S.  Если бы знали наши большие и малые начальники, как же умеет любить простой ребенок, которого все предали, вплоть до собственных родителей. А он ЛЮБИТ, наверное, потому, что корни у него русские, православные,  все еще умеющие ЛЮБИТЬ!

     P.P.S.     А поселка этого уже нет, закрыли его и разъехались все. И здание школы разобрали на дрова. А Ваня с Екатериной, наверное, уже совсем взрослые. Как вошли они в нашу взрослую жизнь, где не любовь к Богу и ближнему, а любовь к Олимпиадам, чемпионатам и прочей духовной мерзости проповедуют наши кесари? Господи, сохрани их души, которые в своем трудном детстве так  жертвенно и трогательно умели ЛЮБИТЬ!

 Протоиерей Евгений Соколов, руководитель миссионерского отдела Архангельской и Холмогорской епархии

Впервые опубликовано на сайте «Православие на Северной Земле»


Возврат к списку

Видеозаписи

Проповеди

Элемент не найден!

Возврат к списку

СМИ о батюшке

Элемент не найден!

Возврат к списку

Фотографии