Настоятель храма: протоиерей Евгений Соколов

Настоятель домового храма в честь Святого праведного Иоанна Кронштадтского при ПГУ им М.В. Ломоносова

hram@pomorsu.ru

Дата рождения: 28.01.1951

Дата диаконской хиротонии: 23.05.1996

Дата иерейской хиротонии: 31.05.1998

  • Автобиография
  • Выступления
  • Статьи
  • Видеозаписи
  • Проповеди
  • СМИ о батюшке
  • Фотографии

Отец Евгений о себе

Я родился в 1951 году в поселке Волошка Коношского района Архангельской области. В семье нашей, по линии отца, шесть поколений священников. Мой дед, протоиерей Петр Соколов, был дважды судим за антисоветскую деятельность. В 1925 году сослан на пять лет в Сибирскую ссылку, а в 1937 году вторично приговорен к 10 годам лишения свободы без права переписки. Причина обвинения: продолжал за богослужением поминать убиенных Николая, Александру, Ольгу, Татиану, Марию, Анастасию и Алексея (Семью Царственных Страстотерпцев). В 1938 году отец Пётр был расстрелян. Родные узнали об обстоятельствах его гибели только спустя 70 лет. Место последнего служения деда – Сретенский храм в деревне Мечетка близ города Боброва Воронежской области.

Мой отец, Митрофан Петрович Соколов, был третьим, самым младшим ребенком в семье деда. Бабушка, Варвара Алексеевна Соколова, перед родами пешком совершила паломничество к мощам святителя Митрофана Воронежского, поскольку до моего отца два младенца родились болезненными и сразу умерли. Она дала обет, если родиться мальчик, назвать его Митрофаном в честь Воронежского Святителя.
После ареста деда моего отца арестовали и осудили на 10 лет по статье 58.10. Главным пунктом обвинения было следующее: «Устраиваясь в бригаду плотников, скрыл свое социальное происхождение, что он является сыном контрреволюционно настроенного священника».После тюремного заключения отец был полностью реабилитирован. Но он остался на Севере, в Коношком районе, где отбывал срок. Здесь он встретил мою маму – Таисию Ивановну Соколову, в девичестве Васильеву.

Моя мама была вторым ребенком в многодетной семье Васильевых и проживали они в деревне Веретье Маловишерского района Новгородской области. Всего в семье было одиннадцать детей. По оргнабору мама была призвана на строительство номерного завода в поселок Волошка Архангельской области.

Все мое детство прошло под присмотром бабушки, которая прожила долгую жизнь до 80-ти лет, и старшей сестры моего отца Александры Петровны Бакулиной. Родители много работали, держали большое домашнее хозяйство, и большую часть времени со мной и моими братьями занимались эти две женщины. Тетя Шура (так мы звали сестру отца) посвятила нам всю свою жизнь. Ее семья вся погибла во время войны, и целью своей жизни она поставила: сохранить веру в роду Соколовых. Умерла она в 1997 году в возрасте 90 лет. Именно она, когда мне было три года, раскрыла перед нами Евангелие в картинках и многие вечера рассказывала нам о пришествии в мир Бога для спасения людей. Почти каждый год тетя Шура, уезжая на могилу своего сына, который похоронен на Шуваловском кладбище в Санкт- Петербурге, брала нас с собой с одной только целью – причастить Святых Христовых Таинств. Подолгу предварительно разговаривала с духовником, объясняя, что для нас это единственная возможность причаститься один раз в году. Ибо на территории Коношского района не было ни одной действующей церкви.

В 1968 году я окончил школу и поступил в Рязанский радиотехнический институт, где уже учились мои старшие братья. По окончании института два года служил в армии лейтенантом. В это время женился. Жена, Наталия Ивановна Соколова, в девичестве Кондратьева, весь мой армейский путь прошла вместе со мной. После демобилизации приехал в город Новодвинск, куда в 1969 году переехали мои родители и работал в отделе Автоматизированных систем управления крупнейшего в Европе Архангельского целлюлозно-бумажного комбината (АЦБК) до 1997 года.

В 1996 году рукоположен в дьяконы, а в 1998 году - в иереи. 
В 1996 году поступил в Православный Свято-Тихоновский богословский институт, который окончил в 2001 году. Поначалу служил в Покровском храме города Новодвинска. В 2001 году переведен в Коношский район в поселок Ерцево настоятелем храма в честь Казанской иконы Божией матери. В этом поселке когда-то отбывал срок мой отец, и сейчас там зона особого режима. И именно эта зона была главным в моем служении. Три года еженедельного общения с несчастными «сидельцами» многое дали и многому научили.

Осенью 2003 года переведен настоятелем домового храма при Поморском государственном университете в честь святого праведного Иоанна Кронштадтского, а также назначен руководителем миссионерского отдела Архангельской епархии.

В моей семье трое детей и шесть внуков. Старший сын Владислав окончил аспирантуру по специальности «прикладная математика» в Петрозаводском государственном университете. Средняя дочь Ольга после окончания Поморского госуниверситета работает в отделе кадров АЦБК. Младшая дочь Мария – преподаватель Архангельского медицинского колледжа.

Вот и все. С Божьим благословением, о. Евгений

Выступления

Элемент не найден!

Возврат к списку

Статьи

Рождественские чтения: о главном не сказали…



Пятнадцатые Рождественские чтения по счету пятые, в которых мне довелось принимать участие. Помню одиннадцатые, первое мое знакомство с этим большим православным форумом. Сколько тогда было радости от общения со знакомыми и незнакомыми православными людьми. Как долго мы обсуждали вечерами в гостинице прослушанные доклады, делились впечатлениями, спорили. В этом году, в общем, было все то же самое. Но не было уже у нас того задора, той свежести, того восприятия, что пять лет назад, что-то ушло. Конечно, любой лекционный форум – это непростая работа. Слушать, внимать, анализировать, порой, не совсем интересные сообщения, вовсе непросто. И все же что-то не хватало, как мне казалось, на последних чтениях. Вспоминаю четырнадцатые Рождественские чтения, где главной темой стоял вопрос преподавания в учебных заведениях предмета «Основы Православной культуры» (далее в тексте - ОПК). Тогда резкой обструкции зала подвергся министр образования Фурсенко за свои негативные взгляды на преподавание ОПК и навязыванию предмета история религии. Спорили много. Разные высказывались точки зрения, хотя для православной общественности все было ясно: дети должны знать, хотя бы в культурологическом аспекте, веру своих предков. Что меня смущало тогда, так это узость поставленного вопроса. Безусловно, введение ОПК требуется срочно. То, что дети совершенно не знают, не представляют роли православной веры в жизни святой Руси, а впоследствии Российской империи, не просто плохо, а очень плохо. Именно вера сплотила русских князей на Куликовом поле. Забыты были междоусобные розни, взаимные обиды. Призыв Сергия Радонежского: “Защитим православную веру” был услышан во всех отдаленных уголках земли русской. Именно православную веру хранила святая Русь, как самую главную ценность, доверенную ей Богом. Такова наша история и знать ее ребенок государства Российского просто обязан.

Но что смущало в наших прошлогодних выступлениях, повторюсь, это узость поставленного вопроса. Когда во второй день прений иеромонах Киприян /Ященко/ дал мне три минуты для краткого выступления, то я, в связи с малым лимитом времени, предложил слушателям задуматься над такой проблемой. Если допустить, что уроки ОПК приказом министра введут во всех школах, если допустить, что во всех школах у нас будут прекрасные педагоги по этому предмету, то все равно остаются огромные проблемы. Ведь после прекрасно проведенного урока по ОПК на следующий урок в класс может войти учитель по биологии и рассказать детям, что человек произошел все же от обезьяны. Затем учитель литературы разберет роман Булгакова “Мастер и Маргарита”, где фигура Воланда (сатаны) занимает центральное место и становится, в конечном итоге, победителем. Затем придет учитель истории и поведает, что история Церкви - это сожженные Жанна д Арк и Джордано Бруно; отказавшийся от своих совершенно правильных научных взглядов под давлением церкви Галилей; охота на ведьм; Варфоломеевская ночь. Таким образом, мы же начнем раздирать душу ребенка, который не будет знать, кому верить. Если мы ставим вопрос о введении уроков ОПК в школе, то необходимо ставить и вопрос и о том, чтобы не было уроков с антиправославной риторикой. В этом году на пленарном заседании святейший Патриарх, обращаясь к представителям министерства образования, заметил, что если кто-то и считает, что он произошел от обезьяны, то не следует навязывать эту точку зрения всем, хотя бы из так любимой властями толерантности.

Далее опять вступал господин Фурсенко, который, пусть в более мягкой форме, повторил свою идею о введении уроков истории религии, но ни в коем случае уроков ОПК. Запомнилось совершенно, на мой взгляд, лицемерное выступление мэра Москвы Ю.М. Лужкова, который много и умело, как на митинге, говорил о нравственности общества, о необходимости воспитания подрастающего поколения, о бездуховности молодежи… Но когда я послал записку с двумя вопросами:

1. Почему министр образования г. Москвы заявила, что в Москве никогда в школах не будут преподавать ОПК?
2. Почему американская певица Мадонна получила разрешение на концерт в Лужниках, где она кощунственно предстает распятой на кресте?


Юрий Михайлович, получив ее, отвечать почему-то не захотел. Вообще очень мало было конкретных предложений по извечному русcкому вопросу “что делать”. Не знаю почему, но складывалось впечатление, что не говорим о самом главном – об отсутствии национальной идеи. Наверное, эта тема из моих уст звучит не в первый раз. Но право, если нет нравственного, духовного вектора, которым является национальная идея в жизни любого государства, то вообще о чем можно говорить? Все основополагающие доктрины: образовательная, военная, продовольственная, промышленная, экономическая и прочее работают, прежде всего, на национальную идею. Ни один министр не имеет право вести политику своего министерства в разрез с национальной идей. Иначе он враг нации. Если же национальной идеи нет, то любой, вновь пришедший министр, имеет право кардинально изменить работу своего министерства в соответствии со своими взглядами на любую проблему.

Сегодняшние национальные проекты: образование, здравоохранение, жилье, сельское хозяйство могут вызвать у православного человека лишь вздох горечи и сожаления. Ну не может нравственный человек плохо работать: учитель плохо учить, врач плохо лечить, строитель плохо строить, земледелец уродовать землю. Все средства, которые сегодня идут на реализацию этих проектов, скорее всего, будут выброшены на ветер. Так как безнравственный исполнитель блюдет только интерес своего кармана и не думает о ближнем. Так хотелось бы, чтобы этот вопрос был поднят на нашем форуме, но… Не выстроены приоритеты в наших взаимоотношением с государством. А поэтому все то множество проблем, которые сегодня будоражат общество, возможно, будут будоражить и в будущем. Сегодня уже видно, что все проводимые реформы не привели ни к экономическому, ни к духовному возрождению страны. Причем, нам никто четко так и не сказал, что без духовного возрождения не возможно никакое иное возрождение. Как-то все вскользь об этом говорилось, без расставления акцентов. Но корни всех наших бед, наших проблем именно в бездуховности. И здесь так хотелось бы услышать четкую позицию Рождественского форума – в чем причины такого затянувшегося либерального нигилизма. Но нет, проблем обсуждалось много, но о самой главной, на мой взгляд, так ничего сказано и не было - смысл существования данного народа на данной территории. Мы продолжаем жить в стране, где нет духовно-нравственного вектора. Либеральны лозунг - каждый имеет право на свою точку зрения, на свое мнение, на свою истину - приводит лишь к одному результату: человеку внушается, что подлинной истины вообще нет. А значит, и Бога нет. Раз нет истины, то нет и Творца истины. По существу, наши правители - те же атеисты, только под красивым лозунгом либерально-демократических ценностей. Кстати, у большевиков лозунг был не менее красивый: "свобода - равенство - братство". Как тогда это было фальшиво, так и сейчас. Но промолчали мы в очередной раз, не хватило, наверное, духу сказать властям, что без возрождения нравственности никакую экономику не построить. Много было тем на 15-х Рождественских чтениях, много было хороших докладов, всего много, а вот малого: требования от власти возродить нравственность в России на основе национальной идеи: !Святая Русь храни Веру Православную" - опять не смогли поднять. Грустно. Ибо неумолимо бежит река времени, приближаясь к океану вечности. Что нас ждет там, в этой вечности, людей, не думающих о ней… Правда грустно.

Протоиерей Евгений СОКОЛОВ


Возврат к списку

Видеозаписи

Проповеди

Элемент не найден!

Возврат к списку

СМИ о батюшке

Элемент не найден!

Возврат к списку

Фотографии