Настоятель храма: протоиерей Евгений Соколов

Настоятель домового храма в честь Святого праведного Иоанна Кронштадтского при ПГУ им М.В. Ломоносова

hram@pomorsu.ru

Дата рождения: 28.01.1951

Дата диаконской хиротонии: 23.05.1996

Дата иерейской хиротонии: 31.05.1998

  • Автобиография
  • Выступления
  • Статьи
  • Видеозаписи
  • Проповеди
  • СМИ о батюшке
  • Фотографии

Отец Евгений о себе

Я родился в 1951 году в поселке Волошка Коношского района Архангельской области. В семье нашей, по линии отца, шесть поколений священников. Мой дед, протоиерей Петр Соколов, был дважды судим за антисоветскую деятельность. В 1925 году сослан на пять лет в Сибирскую ссылку, а в 1937 году вторично приговорен к 10 годам лишения свободы без права переписки. Причина обвинения: продолжал за богослужением поминать убиенных Николая, Александру, Ольгу, Татиану, Марию, Анастасию и Алексея (Семью Царственных Страстотерпцев). В 1938 году отец Пётр был расстрелян. Родные узнали об обстоятельствах его гибели только спустя 70 лет. Место последнего служения деда – Сретенский храм в деревне Мечетка близ города Боброва Воронежской области.

Мой отец, Митрофан Петрович Соколов, был третьим, самым младшим ребенком в семье деда. Бабушка, Варвара Алексеевна Соколова, перед родами пешком совершила паломничество к мощам святителя Митрофана Воронежского, поскольку до моего отца два младенца родились болезненными и сразу умерли. Она дала обет, если родиться мальчик, назвать его Митрофаном в честь Воронежского Святителя.
После ареста деда моего отца арестовали и осудили на 10 лет по статье 58.10. Главным пунктом обвинения было следующее: «Устраиваясь в бригаду плотников, скрыл свое социальное происхождение, что он является сыном контрреволюционно настроенного священника».После тюремного заключения отец был полностью реабилитирован. Но он остался на Севере, в Коношком районе, где отбывал срок. Здесь он встретил мою маму – Таисию Ивановну Соколову, в девичестве Васильеву.

Моя мама была вторым ребенком в многодетной семье Васильевых и проживали они в деревне Веретье Маловишерского района Новгородской области. Всего в семье было одиннадцать детей. По оргнабору мама была призвана на строительство номерного завода в поселок Волошка Архангельской области.

Все мое детство прошло под присмотром бабушки, которая прожила долгую жизнь до 80-ти лет, и старшей сестры моего отца Александры Петровны Бакулиной. Родители много работали, держали большое домашнее хозяйство, и большую часть времени со мной и моими братьями занимались эти две женщины. Тетя Шура (так мы звали сестру отца) посвятила нам всю свою жизнь. Ее семья вся погибла во время войны, и целью своей жизни она поставила: сохранить веру в роду Соколовых. Умерла она в 1997 году в возрасте 90 лет. Именно она, когда мне было три года, раскрыла перед нами Евангелие в картинках и многие вечера рассказывала нам о пришествии в мир Бога для спасения людей. Почти каждый год тетя Шура, уезжая на могилу своего сына, который похоронен на Шуваловском кладбище в Санкт- Петербурге, брала нас с собой с одной только целью – причастить Святых Христовых Таинств. Подолгу предварительно разговаривала с духовником, объясняя, что для нас это единственная возможность причаститься один раз в году. Ибо на территории Коношского района не было ни одной действующей церкви.

В 1968 году я окончил школу и поступил в Рязанский радиотехнический институт, где уже учились мои старшие братья. По окончании института два года служил в армии лейтенантом. В это время женился. Жена, Наталия Ивановна Соколова, в девичестве Кондратьева, весь мой армейский путь прошла вместе со мной. После демобилизации приехал в город Новодвинск, куда в 1969 году переехали мои родители и работал в отделе Автоматизированных систем управления крупнейшего в Европе Архангельского целлюлозно-бумажного комбината (АЦБК) до 1997 года.

В 1996 году рукоположен в дьяконы, а в 1998 году - в иереи. 
В 1996 году поступил в Православный Свято-Тихоновский богословский институт, который окончил в 2001 году. Поначалу служил в Покровском храме города Новодвинска. В 2001 году переведен в Коношский район в поселок Ерцево настоятелем храма в честь Казанской иконы Божией матери. В этом поселке когда-то отбывал срок мой отец, и сейчас там зона особого режима. И именно эта зона была главным в моем служении. Три года еженедельного общения с несчастными «сидельцами» многое дали и многому научили.

Осенью 2003 года переведен настоятелем домового храма при Поморском государственном университете в честь святого праведного Иоанна Кронштадтского, а также назначен руководителем миссионерского отдела Архангельской епархии.

В моей семье трое детей и шесть внуков. Старший сын Владислав окончил аспирантуру по специальности «прикладная математика» в Петрозаводском государственном университете. Средняя дочь Ольга после окончания Поморского госуниверситета работает в отделе кадров АЦБК. Младшая дочь Мария – преподаватель Архангельского медицинского колледжа.

Вот и все. С Божьим благословением, о. Евгений

Выступления



О нравственном воспитании и нравственных критериях современной школы

Выступление на Иоанновских чтениях

О нравственном воспитании и нравственных критериях современной школы

Я хочу начать свое сообщение с напоминания присутствующим Евангельской притчи о неправедном судье. В этой притче говорится о вдове, которая обращается к неправедному судье с просьбой решить ее дело. И очень долго судья по своему нерадению и лености не хочет ничего решать. Но, в конце концов, судья говорит сам себе, что надо выполнить просьбу вдовы. Не потому что ему хочется заниматься этим делом, а просто по неотступности ее прошений.

Я начал свое выступление с этой притчи не случайно. Тема моего доклада для многих присутствующих, наверное, назойливое повторение одной и той же мысли, которая озвучивается мною в разных аудиториях не в первый раз. Но поскольку, никаких подвижек в решении этой проблемы нет, я вновь и вновь пытаюсь поднять вопрос духовного и нравственного воспитания в начальной, средней и высшей школах. И попытаюсь в своем докладе показать недопустимое, на мой взгляд, равнодушие многих наших руководителей всех уровней к этой проблеме.

Совсем недавно в одной из вузовских газет были опубликованы современные признаки престижности университета. Говорилось там буквально следующее. Я цитирую: “Сегодня престижность университета определяется количеством Нобелевских лауреатов и количеством олимпийских чемпионов вышедших из стен университета”. Я тогда сказал знакомому профессору ПГУ, что среди Нобелевских лауреатов есть изобретатели ядерного оружия, которые, на мой взгляд, несут огромную ответственность за разработку ядерной программы и последующее применение атомной бомбы. А среди олимпийских чемпионов достаточно много людей попавших, после завершения карьеры, в преступный мир. И что, по-моему, правильней было бы оценивать университет по количеству порядочных специалистов, которые выходят из его стен. На что сразу же последовало конкретное возражение профессора. Он сказал: ”Простите, отец Евгений, но тогда сначала нужно разработать критерии порядочности”. Давайте вдумаемся в смысл его слов: профессор открыто признает, что нет критериев порядочности в стенах его университета. И признает это спокойно, без горечи, без страха ответственности за сложившуюся ситуацию. Более того, этими словами он выносит приговор и себе.

Раз нет критериев порядочности, то, простите, тогда вообще никто не может считать себя порядочным человеком, в том числе и сам уважаемый профессор.

Но то, каким тоном были сказаны эти слова, не оставляло никакого сомнения в том, что профессор себя считает, безусловно, человеком порядочным. Но, простите, если критериев нет, то, как можно определить порядочность человека? Самооценка с древних времен не считалась нормой истины.

Я хочу напомнить интересную деталь из нашей самой новейшей истории. Когда назначали нынешнего премьер министра, то многие политологи отмечали, что он, прежде всего, порядочный человек. Тогда это слово все-таки начало прорываться в оценке человека. И мне странно, что в темах дипломов, кандидатских и докторских диссертаций, которые сегодня проходят через наши ученые советы никто (для меня это, кстати, не понятно), совершенно никто даже не пытается разработать критерии порядочности или разобраться с ними. Общество почему-то не хочет принимать Евангельский духовный закон. Но тогда пусть попробует изобрести что-то другое. Т.к. вакуум оставлять нельзя. Исторический пример у нас есть, большевики, захватив власть, в первую очередь занялись именно этим – созданием новых, пусть идеологизированных, ложных, фальшивых, но все-таки духовных законов. Нынешний, странный лозунг: церковь отделена от государства, почему-то позволяет подавляющему большинству образовательных учреждений совершенно отринуть весь многовековой опыт, который накопила церковь в вопросах воспитания духовности. Но тогда, уважаемые руководители образования дайте хоть что-нибудь взамен.

Не понимаю, разве не интересно сегодня, например, на историческом факультете рассматривать не только историю развития производственны сил и производственных отношений, но и историю нравственных отношений в различных слоях общества. Разве на юридическом факультете не интересно посмотреть, как общество пыталась удержаться на нравственном уровне с помощь законов в различные исторические периоды. Можно вспомнить, что именно через Синайское законодательство Господь удерживает еврейский народ в границах нравственности. Не говорю уже о кафедрах психологии и философии. И потом все это обобщив и проанализировав, вписать в устав школы или университета современные действенные положения помогающие нам формировать духовность нашей молодежи. Ибо нынешние уставы, зачастую, совершенно невостребованная, ни для кого не обязательная инструкция. Создать современный, хорошо работающий, устав школы или университета – это огромный коллективный труд.

Здесь необъятное поле для исследования и последующих защит диссертаций самого разного уровня. Это достаточно насущная и востребованная проблема современности.

Но нет, темы, которые мы предлагаем студентам, совсем иные. Два года назад меня пригласили на семинар-диспут юридического факультета в АЛТИ. Разбирались две темы: об узаконивании гомосексуализма и узаконивании проституции. Когда я спросил преподавателя (Санталов), почему выбраны такие темы для дискуссии, он ответил, что так выбрали сами студенты. Да, но выбрали из списка тем предложенных преподавателем. Что я должен думать об этом педагоге, о зав. кафедрой, о декане данного факультета? И ладно было бы обсуждение. Все было похоже на хорошо срежесированное шоу. Хохот, ирония, ерничанье, непристойные шутки. И это студенты высшего учебного заведения. Через год я встретил этого преподавателя в пед. колледже, где он преподавал основы философии. Мне показали лекции студентов первого курса. И что же я увидел? Пентаграммы, богохульная трактовка догмата о пресвятой Троице, оккультные формулировки. Когда я попытался разобраться с администрацией колледжа почему подобное возможно на уроках философии и причем здесь вообще философия, то последовала поначалу жесткая отрицательная реакция - не ваше дело. И только угроза опубликовать фрагменты из этих лекций в областной печати хоть как-то тогда остановили этот без преувеличения, можно сказать, шабаш. Замечу, кстати, вот такие уроки проводить оказывается можно, а если уроки православной культуры, то здесь нужно согласие многих инстанций.

В мае этого года при медицинской академии был организован семинар по теме нравственное воспитание студенчества. Я еще тогда вздохнул с радостью – ну наконец-то!!!

Но, к моему удивлению, на семинаре говорили о чем угодно, только не о проблемах воспитания. Докладчица технического университета рассказала, что под воспитанием у них в университете понимают помощь студенту при адаптации в новой среде и раскрытию своих талантов. Мне тогда пришлось напомнить присутствующим классическое словарное понимание слова - воспитание. Отношу желающих к толковым словарям Ожегова, Даля, Ушакова. Все они в толковании этого слова единодушны.

Воспитание – это привитие человеку семьей, школой, обществом черт характера востребованных в общественной жизни этого общества.

Хочу обратить ваше внимание в этом толковании на первое слово – привитие. Мы прививаем школьникам, студентам знания по математике, физике, литературе. Если они это делают нерадиво, то ставим им двойки, исключаем из школы, университета. То есть пытаемся именно привить эти знания, в том числе и принудительными методами. Обращаюсь к присутствующим в зале преподавателям, представителям РОНО, департамента образования с вопросом - какие черты характера мы должны привить нашим детям после окончания школы или университета? Кто-нибудь скажет? Пусть назовет хоть одну черту характера и укажет, какими методами она прививается. Например, уважение к старости. Ну а если таковых нет, то тогда давайте перестанем лицемерить. В Евангелии именно за эту черту – лицемерие, ложную праведность Господь очень жестко обличает фарисеев, руководителей еврейского народа.

Знания – вот главный критерий современной школы. Как учится студент или школьник – это самое главное. Как ведет себя, никого не интересует. Странно почему? Хочу обратиться к авторитету такого известного святого, каким был Иоанн Златоуст. Я цитирую одно из его самых известных изречений:

“Перед проблемой воспитания все иные проблемы должны отступить, сделать шаг назад”.

Сколько новых предметов введено за последние годы в наши учебные программы, сколько новых учебников, сколько новых методик, насколько выросла почасовая учебная нагрузка, но все это направлено в основном на изучение законов материального мира, духовный мир, его законы остались за чертой наших школ. Мир потому так стремиться к Апокалипсису, к концу света, что все больше и больше проникая в глубины материи, познавая законы ее развития, совсем при этом не желает заниматься нравственностью личности, в руки которой он эти знания вкладывает. Поэтому древняя формулировка: “Умножая знания, умножаем скорби” близка, увы, и нашему времени.

Мы знаем сегодня, как сделать человека сильным и своеобразный конкурс здоровья – олимпийские игры привлекают внимание всего мира. Конкурсы красоты – это культ красоты тела. Различные, интеллектуальные конкурсы, математические олимпиады, чемпионаты мира по программированию стали обычной нормой. Наш президент недавно принимал победителей последнего чемпионата мира по программированию. Кто-нибудь из присутствующих слышал хоть когда-нибудь о конкурсе, где бы оценивалась, если не нравственность, то хотя бы воспитанность человека. Тогда задумайтесь почему? Может просто потому, что нравственные люди не интересны современным деятелям культуры и организаторам шоу.

Конечно, совсем не заниматься воспитанием нельзя, хотя бы в силу традиций. И все мы знаем, что есть в школах завучи по воспитательной работе, есть в институтах замы деканов по воспитательной работе, есть в воинских частях замы командиров по воспитательной работе. Что же вменяется им в обязанность. Давайте ответим честно – организация досуга. Но развлечение и воспитание это совершенно разные понятия.

Теперь чуть конкретней, поскольку я обещал показать, что проблему воспитания подавляющая часть общества лишь лицемерно декларирует. Церковь была инициатором введения в школах уроков православной культуры. Полемика, вспыхнувшая во всех СМИ, лишь подтвердила нежелание общества заниматься проблемой воспитания. Хотя в предложенной программе и учебниках рассматривался лишь культорогический аспект проблемы, а не религиозный или вероучительный. Как же реагировали на него в нашем департаменте образования. Я сам был в составе делегации от церковного отдела образования, которую принимали в депортаменте образования. Я сейчас буду излагать свою, личную точку зрения от этой встречи. Сказать, что не хотели заниматься этой проблемой – это, значит, на мой взгляд, ничего не сказать. Набор возражений был телевизионно-стандартным.

Мы не возражаем, мы даже за, но……
1.  Нет преподавателей, нет учебников, нет наглядных пособий, нет методического материала.
2.  Данный урок может быть только факультативным, факультатив - дело добровольное, так что если хотите занимайтесь, мы не возражаем.
3.  Без должной подготовки этот урок может быть неинтересным, а дети и так перегружены. Поэтому подобный урок может просто оттолкнуть детей от православия.
Я тогда напомнил, что в начале 80-х годов во всех школах директивно были введены уроки информатики. Поскольку тогда я работал ведущим программистом на АЦБК, то хорошо помню, как нас несколько сотрудников отдела АСУ принудительно направили в школы. В начале подавляющее число школ не имело не только компьютеров, но даже элементарных калькуляторов. Вступительные экзамены в ин-тах принимались раздельно для школьников владеющих компьютером и не владеющих. И так продолжалось около 10-ти лет. Но что значит работала система!!! Сейчас практически все школы имеют компьютеры, российские программисты постоянно становятся лучшими на чемпионатах мира. Но для этого понадобилось 15 лет настойчивой, системной работы, в том числе и со стороны администраций различных уровней и особенно департамента образования. Когда я все это напомнил руководству депортамента и сказал, что тоже тогда не было ни учебников, ни методики, ни преподавателей - именно здесь мне сказали фразу, которую считаю нужно сделать крылатой. Она звучала так: “Отец Евгений, не путайте, пожалуйста, информатику с воспитанием!” Вот так и сказал глава депортамента, именно с воспитанием. Уважаемые руководители, я не путаю! Я просто всегда считал и сейчас считаю воспитание гораздо более важным, чем любая иная форма знаний. Ибо нравственно воспитанный человек не может плохо учиться, не может быть плохим специалистом – его просто совесть замучает. Это ответ на первое возражение.

Второе. То, что урок факультативный это понятно, но хочу напомнить с какой страстью и настойчивостью департаменты образования продвигали в 90-х годах в школах и ВУЗах совершенно оккультные с нашей точки зрения уроки валеологии. И кафедры во всех ин-тах открыли и диссертации защитили, и представители департаментов образования ох как настойчиво добивались внедрения этих уроков. Ну, понятно – валеология это не изучение веры святой Руси. Для валеологии и силы, и время, и деньги - все нашлось. Цель уроков валеологии – улучшение здоровья ребенка. Прошло около десяти лет, хотелось бы узнать плоды, которые мы получили от этих уроков. Их итогом, мне кажется, может служить современная крылатая фраза - самое главное – здоровье! Кто из присутствующих не слышал этот штамп, это клише? Как настойчиво идеал телесного здоровья навязывается нам во всевозможных СМИ. Но ведь это же неправда. [Случай в лагере.] Здоровье категория временная, все равно мы его к старости теряем, а временное не может быть самым главным. Такие великие гении, как Достоевский, Гоголь, Бетховен, Моцарт не блистали здоровьем. Может, именно болезни и помогли им стать тем, кем они стали. И, слава Богу, кажется, им не преподавали уроки валеологии, которые здоровье ставят на первое место. Да полноте, уважаемые любители этой науки. Порой, мы видим очень здоровых людей, которых именно здоровье и приводит к страшным жизненным катастрофам.

Третье. Теперь по поводу того, что урок будет скучным и неинтересным. Я очень часто встречаюсь со школьниками. Так вот, на вопрос, какой урок у вас самый нелюбимый, как правило, отвечают -русский язык или физика. Так что же теперь, если следовать логике руководства департамента нужно эти уроки отменять.

Напомню уважаемым руководителям, что в школах Австрии, Германии, Ирландии урок по Закону Божьему поставлен, как обязательный, и в школьную, и в университетскую программы. Мы освобождаем по состоянию здоровья некоторых детей от уроков физкультуры. Так же можно освобождать, скажем, представителей иных конфессий и от урока ОПК. Но странно жить в России и не знать азов православия, хотя бы в культурологическом аспекте. Как так же важно знать основы ислама, когда едешь в какую-либо арабскую страну. Более того, все кто ездил, скажем, в Арабские Эмираты, говорят о том, как тщательно инструктируют их перед отъездом именно в религиозных вопросах, иначе можно нарваться на большие неприятности. Откуда же у нас это преступное равнодушие к вере своих предков?

Не думаю, что сгущаю краски в своем выступлении, скорее наоборот. Наверное, надо было раньше и резче ставить эту проблему. В департаментах образования, как правило, не знают о существовании воскресных школ – это понятно. Но вот хочу спросить, знают ли они, сколько школ вынуждены сегодня (полагаю, что это именно вынужденная мера) пригласить дежурить милицию. Нет, это не охрана от террористов, просто иначе дисциплину, наверное, поддерживать некому. Я был, конечно, не во всех архангельских школах, но дежурному милиционеру перестал удивляться. Но насколько я помню, в колонии Макаренко милиция не дежурила.

Преподавание знаний, развитие ума – вот главный приоритет нашего образования. Но знания ложатся на нравственность личности. Напомню присутствующим, что 1.000.000.000 умноженный на –1 дает – 1.000.000.000. Знания без нравственного стержня, как правило, переходят в злодейство. Я обещал показать, что общество равнодушно к проблемам воспитания. Последний пример.

О чем разговаривал наш президент с бывшим министром образования в две последние личные встречи. Я напомню: на первой встрече речь шла об обеспечении учебных заведений спортивным инвентарем, а на следующей встрече разговор шел об обеспечении школ и университетов компьютерами и выходом в интернет. Недавно была встреча президента с министром связи, где еще раз была поставлена проблема обеспечения школ выходом в интернет. Будучи когда-то профессиональным программистом, я недавно поинтересовался у администраторов сетей, в каких сайтах в основном проводят время школьники и студенты. Вот статистика: около 50% в порно сайтах, 20% игры и анекдоты, 17% информационные сайты, остальное прочие. Какой же вывод я должен делать вот из такой обеспокоенности высшим должностным лицом страны доступом детей к интернету. Хочу сказать, что не слышал ни об одном большом совещании на вышем уровне по проблемам воспитания. Нет, нет, я понимаю, что намерения с интернетом самые благие. Но благие намерения, порой, и приводят нас в одно не очень приятное место.

Проблема с критериями порядочности, с проблемой воспитания просто перезрела. Напомню, что во время ВОВ преподаватели самого высокого ранга оставили свои кафедры и рядовыми пошли в ополчение. Сейчас идет духовная война, неужели надо ждать опять какой-то команды сверху, чтобы понять, что война ведется в сфере духовной, в сфере воспитания. Давайте просто поверим святителю Иоанну Златоусту, что воспитание самая главная проблема, стоящая всегда перед любым обществом. Сегодня мы ищем причины совершающихся несчастий, неприятностей, скорбей, которые обрушились на Россию. На мой взгляд, главная из них это бездуховность общества. Вспомните прекрасные слова профессора Преображенского в романе “Собачье сердце”. Все начинается с разрухи в головах. И потому мне, кажется, совершенно неправомерно звучат фразы о том, что у террористов, якобы, нет национальности, нет родины. Тогда и каяться некому и не перед кем. Да нет же, есть, в том и дело, что есть и родина и национальность. Есть родители, которые их растили, есть школы, где они учились, и учителя, которые их образовывали, есть соседи и друзья, с которыми они общались и играли. Но все эти люди, видимо, не занимались их воспитанием, или занимались так, что выросли негодяи. В самых бедных и несчастных семьях вырастают порядочные люди, если в этих семьях воспитанием занимаются.

Подведем итог. Для этого еще раз раскроем Евангелие. Характеризуя наступление последнего пред апокалиптического времени, Христос говорит, наверное, обращаясь именно к нам. “Соблазны должны придти в мир, но горе тем, через кого они придут”. То, что сегодня нет ни одной области в общественной жизни куда бы, действительно, не пришли соблазны только подтверждает, что эти времена уже настали. Даже в такие, казалось бы, запретные для соблазнов области, как наука, искусство, спорт, медицина, образование соблазны прямо-таки ворвались. А мы никак не желаем привить нашим детям иммунитет от этих соблазнов. Почему? Ответ опять же находим в Евангелии, когда Спаситель говорит, что соблазны побеждают человека именно потому, что “в последние времена по причине беззакония во многих охладеет любовь”. И, правда, как же надо не любить наше юное поколение, чтобы, заботясь об его интеллектуальном развитии и физическом здоровье, при этом совершенно не желать образовывать это поколение духовно, не помогать ему в нравственном становлении. Наверное, надо, действительно, обладать тепло-хладною душою, если всего этого не осознавать. Но разве не об этой теплохладности предупреждается в Апокалипсисе ангел Лаодокийской церкви, церкви последнего периода. Право, горько об этом говорить. Ибо горе тем, через кого эти соблазны придут. Мы почему-то горделиво считаем, что не через нас. Нет, в том числе и через нас, через систему образования.

Мы так много и долго боролись за самостоятельность. Сегодня на региональный уровень центром отданы многие функции, воспользовавшись которыми, можно было, хотя бы попытаться, изменить ситуацию, в районе, в поселке, городе. Или на худой конец в институте, на факультете, в школе, в классе, в параллели классов. Почему мы не желаем попробовать воспользоваться предоставленной свободой, а все киваем на центр, которому, кажется, действительно, ничего в области воспитания больше уже не надо, остается только гадать.

Много лет назад человечество решило бросить вызов Богу и попыталось, вопреки Его воли, построить Вавилонскую башню. Мы знаем, чем это кончилось. Суетой, бестолковщиной, пустотой. Около 80 лет назад люди, взявшие власть в нашей стране, решили построить рай без Бога. И все кончилось классической Вавилонской башней. Казалось бы, после столь глобального эксперимента можно было научиться хоть чему-то. Нет, снова пытаемся построить систему образования без Бога, но вот кивать на центр теперь не надо. Эту башню в нашей области строим мы сами. И я с грустью хочу заметить, что подавляющая часть руководителей образования люди прошедшие таинство Крещения, т.е. давшие клятву, что они признают бытие Бога. Но Бог может быть либо на первом месте, либо ни на каком другом. Это не мешало бы помнить крещеным людям. Когда не здоровье и знания с их атрибутами будут у нас в системе образования на первом месте, а, прежде всего, Бог, тогда что-то, наверное, начнет меняться в нашем юном поколении и в нас заодно.

В заключение хочу привести слова пророка Исаии, сказанные 2500 лет назад, и обращал их пророк к своему народу и его руководителям: “Горе тем, которые называют зло добром, а добро злом, которые выдают тьму за свет, а свет за тьму. Горе мудрым в глазах своих и разумных пред собою. Горе тем, которых храбрость пить вино, и доблесть растворять сикеру, которые оправдывают беззаконного из-за подарков и отнимают у правого законное”.

Последнее. Спрашиваю себя: “Зачем я все это говорю 125-й раз. Верю ли я, что что-то изменится после Иоанновских чтений? Скажу честно, нет!”

Тогда зачем же все это? Вы знаете, меня вдохновляет Евангельская притча, с которой я начал свое выступление – о неправедном судье. Пусть пройдут еще годы, и, может быть, очередному судье или кесарю надоест наше стенание о проблемах воспитания. Который, может быть, вспомнит слова величайшего святителя Иоанна Златоуста, что перед проблемой воспитания все остальные проблемы должны отступить, сделать шаг назад и, возможно, вспомнив это, он начнет пытаться решать эту вечную проблему соотношения добра и зла в обществе. Ибо без воспитания подрастающего поколения перевес зла и последующая победа зла неизбежны. И мы это реально ощущаем с каждым прожитым годом.
Простите меня грешного за, возможно, излишнюю резкость. Спаси Господи всех за внимание.

Протоиерей Евгений Соколов
Архангельск, Иоанновские чтения, ноябрь 2004 года

Возврат к списку

Статьи

Элемент не найден!

Возврат к списку

Видеозаписи

Проповеди

Элемент не найден!

Возврат к списку

СМИ о батюшке

Элемент не найден!

Возврат к списку

Фотографии