Анкета Минздрава: краткий курс о психоактивных веществах для школьников

Анкета Минздрава: краткий курс о психоактивных веществах для школьников   17 Марта 2013

Громкий публичный скандал на днях вызвал документ, опубликованный на сайте Минздрава – «Экспресс-тест на употребление различных ПАВ с целью выявления групп риска среди учащихся, обратившихся в ЦЗ». Анкета, предназначенная, по предложению разработчиков, для детей от 10 до 18 лет, включала в себя вопросы об опыте приема психоактивных веществ и сексуальном поведении детей и подростков. Общественность возмутилась избыточными для детского возраста подробностями. И в самом деле, вопросы анкеты, адресованные детям от десяти лет, заставляют застыть в изумлении: «Сколько раз (если такое было) вы использовали экстази?», «Сколько раз (если такое случалось) вы нюхали ингалянты - такие вещества, как клей, аэрозоль, бензин и т. п. – специально, чтобы получить «необычные ощущения»?»

Затем детям предлагалось ответить, сколько раз в течение жизни им доводилось употреблять «транквилизаторы или седативные средства без назначения врача», «амфетамины (винт, спиды, эфедрон и др.), ЛСД или другие галлюциногены, крэк, кокаин, релевин, героин, галюциногенные грибы, оксибутират натрия («оксик», GHB), анаболические стероиды». Содержались в анкете и вопросы о том, пили ли дети в последнее время алкогольные напитки (перечислено множество, включая «отвертку» и самогон), имели ли дети незащищенный секс, в том числе под действием ПАВ, и половые контакты, о которых сожалели бы на следующий день.

Повышаем квалификацию?

Дети – люди любопытные, и наркотики для них – атрибут взрослой жизни и предмет обостренного интереса. Желающие могут глянуть, сколько у подростков «В контакте» ников вроде «котики-наркотики», «секс, наркотики и рок-н-ролл», «крэк», «винт» и т. п.. Как правило, за этим ничего нет, кроме детской бравады, но знаменателен сам факт, что дети считают необходимым продемонстрировать миру свою искушенность и осведомленность в вопросе.

Анкета, разумеется, дает любопытным малюткам богатую почву для самообразования. Многие взрослые, заглянув в нее, тоже полезли в поисковые системы образовываться: выяснять, почему крэк выделяют отдельной от кокаина строкой, и повышать квалификацию в области оксибутирата натрия. Разумеется, редкий ребенок не начнет выяснять, отчего и какие грибы галюциногенны (интересно же!), что такое винт и т. п. Зачем подбрасывать ему богатый материал для самостоятельного исследования в такой сомнительной области – вопрос, который более всего и озадачил родителей, заставив некоторых предполагать, что это все дело рук засевшей в Минздраве наркомафии. Несколько дней в группе Фейсбука «Мнения о здравоохранении» кипели страсти по поводу анкеты. Надо сказать, что этот документ, изначально опубликованный на сайте

Минздрава в приложении к методическим рекомендациям «Оказание медицинской помощи взрослому населению в центрах здоровья», к 20 февраля с сайта уже исчез. В дискуссии, развернувшейся во «Мнениях о здравоохранении», принял участие пресс- секретарь министра здравоохранения Олег Салагай, который подчеркнул, что «данные анкеты включены в пакет документов для центров здоровья, где и должны применяться», а «опросник должен применяться дифференцировано, с учетом особенностей конкретного ребенка и с согласия его родителей, полученного согласно требованиям законодательства». Олег Салагай пообещал, что «Соответствующие разъяснения будут в ближайшее время подготовлены и направлены для использования в работе».

Скрининг и статистика

В документе есть совершенно отчетливые странности. Он позиционируется как «экспресс-тест» на выявление группы риска, но при этом по анкете явно видно, что это не столько диагностический инструмент, сколько статистический, созданный именно для сбора статистики по употреблению ПАВ среди подростков. При этом сама по себе анкета не особенно нова для России: с данными статистических исследований, проведенных с применением этого документа в 2011 году, можно ознакомиться, например, на сайте parkp.ru и narkotiki.ru. В обоих случаях исследование проводилось среди старших подростков.

Критерии выявления группы риска в значительной степени подтянуты к этому материалу за уши: к группе риска предложено отнести детей, которые курили и выпивали 40 и более раз за последний год, или 3-5 раз за последний месяц, а также все, кто упомянул, что хоть раз за последний год употреблял хоть одно наркотическое вещество из списка. А кто отнесен к группе риска по одному или нескольким критериям – те «нуждаются в медико- социальном вмешательстве психолога или психиатра-нарколога».

Статус документа совершенно неясен. Анкетировать детей должны в центрах здоровья. Эти подразделения, появившиеся при поликлиниках в рамках программы «Здоровая Россия», оказывают бесплатную консультационную помощь по поводу здорового образа жизни – там проводятся теперь школы профилактики: сахарного диабета, артериальной гипертензии, заболеваний опорно-двигательного аппарата и т. п. Есть центры для взрослых, есть для детей, их меньше; для каких центров предназначен документ? Всех детей, обращающихся туда, будут анкетировать (скажем, астматиков и диабетиков – тоже?), или выборочно, только тех, кого родители приводят непосредственно по поводу употребления ПАВ?

Это, кстати, уже не первый раз, когда анкеты, предназначенные исключительно для мониторинга и сбора статистики, выдаются Минздравом за инструменты диагностики: взять хоть старую историю с введением «паспортов здоровья».

«Глупость или измена»?

Выяснить, откуда взялась анкета, помогает загадочный «релевин», перечисленный среди других ПАВ; наркотика с таким названием нет. Поиск в англоязычном интернете быстро выводит на статью в British Medical Journal, а через нее – на European Study DDRAM (Drug Dependence: Risk and Monitoring) – проведенное в 1995 году исследование распространенности наркотиков среди детей и подростков в крупных европейских городах: Ньюкасле, Гронингене, Бремене, Риме и Дублине (www.bisdro.uni-bremen.de). Вымышленный релевин тогда был включен в список наркотиков специально для того, чтобы убедиться, что респонденты не врут: если подросток пишет, что он принимал релевин, - его анкета не считается достоверной. Для исследования опрашивали детей с согласия родителей, именно с 10 лет, и именно в школах (причем некоторые школы наотрез отказались от сотрудничества). В анкетах, использованных в этом исследовании – в части Youth Drug Use questionnaire , всего частей было три, - мы как раз найдем почти без изменений так возмутивший нашу общественность минздравовский список веществ: транквилизаторы, клей, грибы, спид, кокаин, анаболические стероиды… Однако эта часть опроса предъявлялась только 14-15-летним, и его цель была – именно сбор статистики по употреблению наркотиков, а не выявление групп риска, тем более среди 10-летних.

Тот же список ПАВ с релевином, да еще знакомые нам по минздравовскому опросу сочетания алкоголя с таблетками, мы находим в документах Европейского опроса школьников по употреблению алкоголя и наркотиков ESPAD, который тоже проводится с 1995 года среди 15-16-летних школьников (но никак не 10-летних!). Опросы охватывают все европейские страны, включая Россию (с 1999 года; последний отчет с российскими данными – здесь). Но это тоже чисто статистическое мероприятие.

Для выявления групп риска в мире существуют другие методики, скрининговые, они тоже не составляют никакого секрета, они публикуются, издаются, ими можно пользоваться, хотя и с адаптацией к российским реалиям. В нашем случае адаптация старого импортного документа к российским условиям, кажется, выразилась в том, что названия наркотиков заботливо снабдили сленговыми наименованиями, да еще добавили аутентичный самогон. Кстати, самая большая опасность наркотизации школьников сейчас исходит, пожалуй, от продавцов курительных смесей – так называемой «соли» или «спайса»; объявления на асфальте и стенах, рыночные киоски в непосредственной близости от школ, полное равнодушие милиции, - все это приближает наркотики к детям на минимальное расстояние. Дети и без веществ находят способы получить «необычные ощущения»: сейчас по школам катится новая волна «собачьего кайфа» – когда дети стискивают друг другу грудную клетку или придушивают до обморока и переживания эйфории. Было бы, наверное, правильно, чтобы те, кто выявляет группу риска, имели хотя бы представление о том, что «соль» и «собачий кайф» - куда ближе к российским школьникам, чем галлюциногенные грибы. Нет, это не значит, что надо поскорее включить в список эти два понятия и ознакомить с ними российских десятилеток. Просто «экспресс-тест» и в этом отношении получился негодный.

В общем, когда опросник для сбора статистики среди старших подростков выдается за опросник для диагностики детей от 10 лет, да еще и не снабжается никакими конкретными рекомендациями по применению, а сразу публикуется среди нормативных документов Министерства – это само по себе очень непрофессионально. А когда вооруженные этим бестолковым документом проверяльщики идут в школы поголовно тестировать детей и причислять их к группе риска – это уже форменное безобразие. Павел Милюков некогда перемежал свое знаменитое выступление в Госдуме рефреном «что это – глупость или измена?». Анкеты Минздрава заставили родителей носиться с похожим вопросом – что это: глупость или сознательное развращение детей.

По-видимому, это именно глупость, но ничуть не менее вредная.

Ирина Лукьянова

Источник: Фома.ру