Детские разборки. Пусть решают сами?

Детские разборки. Пусть решают сами? 22 Января 2013

Пожалуй, ничто так не расстраивает родителей, как ссоры между детьми. Если это происходит, должны ли вмешиваться родители? Как реагируют дети на то, что в семье появляется новый ребенок? 

Своим опытом делится Елена Фортуна, главный редактор журнала для усыновителей «Родные люди», мама троих усыновленных детей.

В отношениях с детьми и между детьми, конечно, не обходилось без ревности, особенно когда в семье появлялся новый ребенок. Но все-таки эта ревность отличается от возникающей в ситуации рождения нового члена семейства. Во втором случае, на мой взгляд, детям немного труднее привыкнуть к изменениям в жизни — ведь новорожденный требует себе маму целиком и полностью, почти 24 часа в сутки, и ей несколько месяцев сложнее уделять время другим детям.

В нашей семье дети быстро привыкали друг к другу: вместе проводили время, играли. Да и мы сами старались максимально облегчить «притирку».

Хотя у каждого ребенка были особенности адаптации.

У Адиля — особенная история. Он был знаком с моим мужем, Олегом, еще задолго до нашей встречи. Потому думал: вот сейчас Олег заберет его из детского дома и они хорошо заживут вдвоем. А тут, оказывается, еще и мама появилась, и младший брат. Ситуация усложнялась тем, что и нам с Олегом нужно было друг друга узнавать — мы только поженились. Да и живший со мной Сева все переживал довольно непросто, ведь мама вдруг стала принадлежать не только ему.

Даша адаптировалась тяжелее, чем все остальные, и требовала к себе больше внимания. И поэтому у Адиля чаще возникала какая-то ревность. Например, покупаю я Даше, скажем, заколку, и он восклицает обиженно: «А мне где такая же?!» В общем, старший сын у нас — главный ревнивец, хотя в целом его вхождение в семью было самым простым.

Проблемы нередко могут появиться из-за вторжения в личное пространство. Понятие личного пространства и границ — это то, что никак не прививается в детском доме, поэтому «перекосы» на эту тему бывают очень разные. Адька, например, очень трепетно относится к своим вещам, не любит, когда кто-то их берет. Когда он еще жил в детском доме, у него были личные вещи, которые принадлежали только ему, и никому не позволялось их трогать. Нам с папой он подобное вторжение еще прощает (хотя мы это делаем редко и только по необходимости), но если кто-то из детей что-то взял, то возмущенные вопли будут слышны чуть ли не возле метро. А вот у Даши наоборот — она не понимает, где заканчивается ее территория и начинается личная, а потом и чужая. Так что они со старшим братом на этой почве ссорятся.

В целом мы не вмешиваемся в личное пространство детей. Но и от них требуем соответствующего отношения. Мы пытаемся установить правило, чтобы в нашу комнату дети не входили не постучавшись, без спроса. Мы стараемся учить их уважать чужие границы.

В нашей семье больше всего не приветствуется ложь. Это, в общем, единственный проступок, за которым следует наказание. Обычно мы всегда знаем, кто и что сделал, но стремимся, чтобы дети сами выяснили истину. Мы разбираемся не для того, чтобы наказать виновного, но хотим чтобы возникшая проблема больше не повторилась. Мы говорим: «Вы остаетесь в комнате одни, и сами разбирайтесь, кто, как и почему это сделал». Часто виновник сознаётся, и тогда мы говорим с ним, выясняем, что его привело к этому поступку, чего он боялся, чего добивался. Но как-то раз никто не сознался в содеянном и серьезном проступке. Тогда мы решили наказать их всех, оставив на Новый год без ожидаемых от нас подарков. Ограничились мелкими, символическими, плюс бабушки что-то подарили. Нам важно, чтобы человек понял, что от его поступка пострадали не только мы, родители, а он задел всех членов семьи, всех своих близких людей. Но такие ситуации, к счастью, случаются исчезающе редко.

Источник: Фома.ру