На связи со святым Иоанном Кронштадтским

На связи со святым  Иоанном Кронштадтским 13 Июня 2022

   14 июня Православная Церковь отмечает день памяти свт. прав. Иоаннна Кронштадского. Одним из подвижников, продолжавших дела святого в наши дни, был недавно ушедший от нас отец Николай Беляев.  Сегодня публикуем фрагменты из книги, посвященной жизни и чудесам, свершавшимся по молитвам батюшек.

Протоиерей Николай Беляев, учёный-астроном, на пике своей профессиональной карьеры оставил науку и ушёл служить в Церковь. Почти 30 лет он был старшим священником Иоанновского женского монастыря в Санкт-Петербурге.

 Теперь, когда отец Николай Беляев уже завершил свой земной путь (он отошёл к Господу 12 января 2021 года) и уже можно подводить итоги его жизни, трудно не сделать вывод о том, что в его лице святой Иоанн Кронштадтский сам выбрал себе преемника, продолжателя своих дел. Иоанн Кронштадтский при жизни был хорошо знаком с Тимофеем Беляевым, комендантом Кронштадта. Осенью 1905 года, когда во время первой русской революции на острове начались беспорядки, а на улицах шла стрельба, отец Иоанн явился к коменданту крепости просить разрешения отслужить молебен в Андреевском соборе о прекращении мятежных настроений, переживаемых Кронштадтом и всей страной. Тимофей Беляев разрешение дал. И, конечно, в ту минуту он и подумать не мог, что судьба крепко-накрепко свяжет его род с Иоанном Кронштадтским.

Меньше чем за год до этой их встречи у Тимофея Беляева родился внук Алексей. Когда мальчика крестили, он так вцепился в крест священника, что его не могли оторвать. Батюшка отдал Алешу на руки восприемникам вместе с этим крестом и предрёк, что ребенку суждено посвятить свою жизнь Богу.

Алексей Сергеевич Беляев с детства отличался набожностью. Она не выветрилась и с наступлением новых революционно-атеистических времён. Даже находясь в конце 1920-х годов на службе в артиллерийском управлении РККА в Москве, Алексей пел в церковном хоре. Там он познакомился с будущей женой Мариной. В 1930 году весь хор арестовали по доносу как антисоветскую организацию церковников. Алексея и Марину Беляевых отправили в ссылку в Северный край строить железную дорогу, а по возвращении уже не разрешили поселиться в Москве. Так они оказались в Костроме, где у них родились двое сыновей и дочь.

Их старший сын Сергей стал выдающимся советским историком и археологом, который много лет возглавлял раскопки в Крыму, в Херсонесе. А позднее, в 1990-е годы, он прославился как церковный археолог, благодаря которому в современной России удалось обрести более 30 святых мощей, в том числе мощи святого Патриарха Тихона в Малом соборе Донского монастыря в 1992 году. Именно Сергей Алексеевич Беляев сделал важнейшее для Русской Православной Церкви и для всей нашей тысячелетней страны открытие – определил место купели в Херсонесе, в которой стал православным христианином князь Владимир Красно Солнышко – креститель Руси.

Младший же сын Николай Алексеевич стал учёным-астрономом.

Николай окончил университет на «отлично». Когда по распределению был направлен на работу в НИИ прикладной астрономии РАН, чуть ли не весь институт высыпал его встречать: многим хотелось посмотреть на верующего учёного. И, должно быть, он сильно разочаровал будущих коллег, так как внешне ничем от них не отличался.

На протяжении 30 лет Николай Беляев успешно занимался научной деятельностью, защитил кандидатскую. Открыл несколько комет, опубликовал более 40 научных работ. Его именем назвали одну из малых планет. Но у Николая Беляева всегда была и другая, сокровенная, церковная жизнь.

А в 1989-м наступили перемены: «Комета Галлея пришла, и свобода пришла. Я сказал – хватит». Астроном Беляев решил в корне поменять свою жизнь, написал заявление об уходе из института. Директор не хотел его отпускать, спросил, что именно Беляева не устраивает, обещал новую должность, повышение зарплаты. Но Николай Алексеевич ответил, что всем доволен, и на пике своей научной карьеры ушёл в церковные чтецы. Его исследования небесной механики вышли на принципиально иной уровень.

В 1990 году Николай Беляев стал священником во Владимирском соборе. А в 1992-м – старшим священником Иоанновского женского монастыря на Карповке. Очень скоро обитель восстала из руин, а молва об удивительном священнике стала распространяться за её пределами. Многие обратили внимание, что отцу Николаю Беляеву всё будто само шло в руки. Если делали ремонт и было нечем оклеивать стены, ему вдруг очень вовремя кто-то дарил обои. Так же находились двери, стройматериалы...

Таинство смерти

– Мы ехали с мужем в машине, – вспоминала Анна Семак в радиоэфире. – И мне вдруг очень захотелось увидеть отца Николая. Я попросила Сергея прямо сейчас, срочно поехать к нему. А муж ответил: «Я тебе не говорил, батюшку сегодня положили в больницу с коронавирусом». И тут я поняла одну страшную вещь: я сама лишила себя возможности с ним встретиться. Накануне мы ехали с мужем к батюшке на обед и по дороге из-за какой-то ерунды поссорились. И когда уже приехали, я хлопнула дверью машины и ушла со словами: «Не хочу, чтобы отец Николай видел нас в ссоре».

А когда муж вернулся с этой встречи, сказал, что батюшка так меня ждал, так переживал, что со мной не увиделся. Он, конечно, знал, что это была бы наша последняя встреча. Я так себя виню за то, что не пошла на неё. Для меня это был его последний урок. Он очень промыслительно показал мне, что никогда не надо ссориться, что прощаться всегда нужно, примирившись. С мужем, с близкими – с кем угодно. Потому что любая встреча может оказаться последней.

Отца Николая Беляева привезли из морга в храм Рождества Иоанна Предтечи на Каменном острове, где он обычно венчал своих духовных чад. Гроб поставили на том самом месте, где отец Николай благословлял их на счастье. В том числе здесь венчались Сергей и Анна Семак.

– В ту ночь, когда мы молились у гроба батюшки, я испытала вдруг облегчение, – признается Анна. – Почувствовала, что он меня не только простил, но и благословил на всю оставшуюся жизнь.

А в день похорон в Вартемягах Анна получила от отца Николая ещё один, прощальный привет. Как и другие его духовные дети, Анна чувствовала, что при жизни от батюшки всегда шло тепло. Оно никуда не делось и после смерти.

– Из-за пандемии хоронили батюшку в закрытом гробу, но со стеклянной крышкой. На морозе она заиндевела. Но именно то место, где находилась его рука, оттаяло небольшим кружочком. Как от горячего дыхания, – вспоминает Анна Семак. – Увидев эту удивительную картину, я хватаю телефон, чтобы сделать снимок... А телефон на моих глазах разряжается. Батюшка как бы сказал на прощание: «Аннушка, пусть это останется только в твоём сердце».

* * *

Елена Миза заболела ковидом в то же время, что и отец Николай. По вечерам температура у нее поднималась выше 39 градусов, в какой-то момент начали болеть легкие. Но она, как договорились между собой все члены прихода, молилась за своего духовного отца, которому становилось всё хуже и хуже...

– Я заметила, что, как только начинала читать Псалтирь за болящего отца Николая, температура у меня падала (я замеряла её градусником). А потом сзади к моей спине будто прикоснулись, и по ней пошло тепло. Я почувствовала, что меня кто-то исцеляет. Боль прошла. «Неужели батюшка? – мелькнуло в голове. – Но ведь ему же самому плохо!»

Сегодня Елена считает, что её исцелили именно молитвы отца Николая. Будучи уже почти на смертном одре, он продолжал помогать другим. Лёжа под кислородной маской, говорил с медсестрой, пытался рассказать ей, как решить какуюто жизненную проблему.

Когда отец Николай умер, Елену выписали. Она успела на прощание.

– Каким при жизни был батюшка, такой была и панихида по нему. Без лишнего шума и торопливости, – вспоминает Елена Миза. – В воздухе застыли тихость и какая-то затаённость. Именно таинство великое происходило на наших глазах. Таинство смерти. Его гроб со стеклянной крышкой был похож на ладью, готовую к отплытию в Царство Небесное.

Чудеса по молитвам к отцу Иоанну Кронштадтскому

Режиссёр-документалист из Петербурга Надежда Большакова сняла несколько фильмов об Иоанновской семье. Во время работы над ними с ней случалось много чего удивительного (читайте об этом в главах «Чудеса за кадром» и «Отец Николай Беляев»). Но, пожалуй, самый потрясающий случай произошел с Надеждой в Италии в 2010 году.

Вместе с духовником Иоанновской семьи отцом Николаем Беляевым и группой паломников из Иоанновского монастыря она отправилась в паломническую поездку по христианским святыням Италии. На обратном пути, когда уже нужно было улетать домой, в аэропорту Милана служба авиадосмотра изъяла из ручной клади Надежды профессиональный штатив «Манфротто» итальянского производства. Хотя покупала она его не в Италии, а уже въехала с ним из России в эту страну. Карабинеры унесли изъятый штатив к себе в отделение. Мол, надо было сдавать его в багаж, а в самолёт такую опасную ручную кладь проносить нельзя, потому конфискуем.

– Я не знала, что делать, но с ужасом понимала, что домой не лечу, – вспоминает Надежда. – Я не могла лишиться штатива стоимостью 500 долларов, а потому должна была остаться в Италии и попытаться как-то его вернуть. В этот момент вся наша делегация уже прошла на посадку. Рядом со мной были только отец Николай и интеллигентного вида, в очках, человек по имени Дмитрий. Отец Николай сел на стул и начал читать какую-то книжку. Я была вся на нервах. Он, наоборот, спокоен.

Время вылета приближалось. Мы сидели, ничего не происходило. Вдруг Дмитрий вскакивает и заявляет: «Я пойду разбираться!» Уходит в комнату карабинеров. Как разбираться? Он не знал не только итальянского, но даже английского языка. И вдруг через три минуты он бегом выскакивает из карабинерской с моим штативом: «Надя, они отвернулись, и я его у них утащил! Меня они видели, а тебя нет. Беги!» И я побежала.

Металась в ужасе по зоне вылета аэропорта, прижав штатив. Искала наш выход на посадку. Ночь, народу почти нет. И вдруг вижу, как мне навстречу движутся два карабинера. Они уже заметили мои метания и идут явно ко мне с намерением задержать. Но в этот момент между нами проходит старик с тележкой. Настоящий бомж! В ветхой грязной одежде. В тележке у него груда громоздких вещей, допотопные лыжные палки.

Я, увидев его, даже остановилась от неожиданности. Откуда взялся этот бездомный старик в «очищенной» зоне вылета международных рейсов, там, где должны находиться только пассажиры, прошедшие регистрацию и досмотр? В сияющем чистотой аэропорту Милана! Карабинеры тоже были потрясены. Они тут же забыли про меня со штативом, кинулись к бомжу, схватили его и куда-то поволокли вместе с тележкой.

А я благополучно прошла в свой самолёт, вылет которого, на наше счастье, на 45 минут задержали. Когда я, ещё до конца не веря в случившееся, стала взахлёб рассказывать отцу Николаю про бомжа, который отвлёк карабинеров, он меня просто и с улыбкой поправил: «Это не бомж, это Иоанн Кронштадтский». Оказывается, всё то время, пока я психовала, не зная, что предпринять, батюшка Николай читал акафист Иоанну Кронштадтскому

Невероятную силу молитв к Иоанну Кронштадтскому Андрей Смирнов смог прочувствовать в январе 2018 года. Он должен был ехать из Петербурга в Москву на сложнейшие переговоры по работе. От них зависело очень многое. Опаздывать было никак нельзя. Но ничто опоздания и не предвещало. Андрей купил билеты на скоростной поезд «Сапсан», отправляющийся в 7 утра.

Был выходной день, раннее утро. В это время в Петербурге не бывает никаких пробок, но Андрей в пробку попал. Да ещё в такую, что встал намертво! Застрял под Сампсониевским мостом на Пироговской набережной, напротив стоянки крейсера «Аврора».

Посмотрел в смартфоне новости и с ужасом понял, что на вокзал не успеет. В Петербурге перекрыли мосты для проезда военной техники времен Великой Отечественной войны, которая должна была участвовать в параде, посвящённом очередной годовщине снятия блокады Ленинграда. Понимая, что важнейшие планы рушатся и ситуация полностью безвыходная и безнадёжная, Андрей закрыл глаза и начал молиться.

– Вдруг слышу: машины сигналят. Открываю глаза и изумляюсь: сзади уже нет ни одной машины. Случилось невозможное! Я был заперт намертво со всех сторон. И пока молился, за эти несколько минут все два ряда, десятки машин, организованно сдали задним ходом и ушли вправо, там есть подъём на Сампсониевский мост.

Я выполнил тот же манёвр, а дальше мне будто включили «зелёную волну». Промчался, минуя перекрытый Троицкий мост, через все светофоры. Доезжаю до Дворцового моста. Но его прямо передо мной тоже перекрывает гаишник. И вдруг, не знаю почему, он пропускает меня и ещё две машины за мной. А дальше опять закрывает движение уже намертво. Я лечу по пустому Невскому проспекту, ставлю машину на стоянку, подбегаю к вокзалу и смотрю на часы: мой поезд уже две минуты как должен был отойти!

Всё равно бегу на перрон и вижу невероятное: «Сапсан» задержали, хотя обычно график у этого поезда жесточайший. Он тронулся сразу, как только я запрыгнул в последний вагон.

Вот в таком мире чудес живут православные христиане, в том числе и члены Иоанновской семьи. Святой Иоанн Кронштадтский способен решать любые, даже, казалось бы, нерешаемые вопросы в самых разных сферах. Ведь, как известно, чаще всего Бог изъясняется с нами именно обстоятельствами нашей жизни.

Главы из книги "Своих не бросаю!" - читать, скачать (azbyka.ru)