Ко дню рождения Б. Пастернака. Дойти до самой сути

Ко дню рождения Б. Пастернака. Дойти до самой сути 14 Февраля 2021

29 января (10 февраля по новому стилю) 1890 г. родился Борис Леонидович Пастернак.
Борис Пастернак входит в наш читательский мир рано. Сначала как автор разошедшихся на цитаты стихов "Во всем мне хочется дойти до самой сути...", "Гамлет": "Гул затих. Я вышел на подмостки...", "Быть знаменитым некрасиво..."и др. Потом приходит пора чтения Шекспира, Гете. И тогда мы втягиваемся в спор о том, чей перевод лучший: "более точно соответствующий гетевскому оригиналу" перевод Фауста Н. Холодковского или "более поэтический перевод" Фауста Б. Пастернака. 
Однажды нам открываются блистательные образцы национальных поэтических школ разных стран и эпох, в которые вводит нас переводческий мир Пастернака. Мы удивляемся широте охвата языков и имен: здесь и немецкая поэзия с Гете, Рильке; и английская с Шекспиром, Блейком; и французская с Верленом; др.; и испанская; и венгерская с Петёфи; и польская с Словацким, Лесьмяном; и... грузинская, которой Пастернак отдавал особое предпочтение в силу своих дружеских, творческих связей с литературной Грузией и перевел Бараташвили и др. грузинских поэтов, открыв их широкому иноязычному читателю.
Уже одно это: переводческая работа в таком объеме и с таким мастерством достаточна, чтобы вписать свое имя в историю литературы, если переводы вровень с великими именами, составившими гордость национальных и мировой литературы.
Но Пастернак многогранен. Редкие переводчики наравне с своей переводческой работой создают и полноценные корпусы оригинальных текстов. И здесь с Пастернаком сложно поставить кого-то вровень, по крайней мере, в русской литературе. Даже если мы назовем имена Пушкина, других русских поэтов первой величины, мы должны признать, что их переводческие штудии все же спорадичны, а качество переводов таково, что это скорее вольные вариации на темы оригинальных иноязычных текстов, чем перевод в полновесном значении этого слова, как серьезная наука и большой опыт. Нам посчастливилось, что как бы Пастернак ни мечтал выкраивать больше времени для личного оригинального творчества, но долгая подённая переводческая работа для заработка по плановым заказам издательств, с договорами и обязательствами выполнить к сроку такой-то объем высокого качества для массовых изданий, а отнюдь не случайные прихотливые переводы "Из Андре Шенье" или из еще кого-то поэтов пушкинской поры, заставляли Пастернака напряженно работать изо дня в день, отодвигая личные заботы, усталость, желание писать своё и т.д.  Да, потом он будет жаловаться: "полжизни ушло на переводы", но даже если бы ничего другого и не сделал, разве мала и вторична задача: познакомить на русском языке многомиллионную читательскую аудиторию с шедеврами мировой литературы: поэзии, театра. Пастернак по свидетельству известного переводчика В. Левика много превзошел других известных переводчиков в переводах пьес Шекспира для русской сцены по адекватности требованиям сценической литературной речи. Дело в том, что даже более аутентичные, но малохудожественные на взгляд Левика переводы других авторов не годятся для русской сцены, русского театра, ведь театр диктует свои законы: понятности каждого слова для зрителя или слушателя, драматической выразительности, психологической убедительности. И слог Пастернака хотя и не лишен явственного пастернаковского поэтического стиля и не обнимает вполне всего богатства шекспировского первоисточника, но лучше справляется с задачами сценического воплощения Шекспира в русском театре. Таково мнение авторитетного Вильгельма Левика в сравнительном анализе переводов М. Лозинского, С. Маршака и Б. Пастернака.
Но есть еще и Пастернак знаменитый поэт, по свидетельству его биографа Дмитрия Быкова, в 30-е гг. намечавшийся на роль Первого Поэта СССР наряду или вслед за Маяковским. Борис Леонидович от этой чести "служения режиму" столь же непрямо, но внятно отказался, чем обрёк себя на сначала частичную опалу и затворничество в Переделкине и невозможность публиковать свои стихи, а не только переводы. А потом, уже после Сталина, на ожесточенную обструкцию, вошедшую несмываемой краской позора в историю, как "травля Пастернака", в результате чего он был вынужден отказаться от Нобелевской премии за лирику и роман "Доктор Живаго". Впрочем, вследствие поднявшегося международного скандала, ему официально позволили ехать в Швецию за премией, даже по своей инициативе заранее разрешили при желании выезд из СССР, и гарантировали неприкосновенность. Впоследствии даже предложили восстановить в Союзе писателей, из коего был единогласно (!) исключен. Однако Пастернак назад своего отречения от премии не забрал, как ни была велика сначала его радость от присуждения. Также отказался самым решительным образом от разлуки с Родиной, вне которой не мыслил себя и своей работы. Не принял и примирительного предложения о восстановления членства в СП, с горькой иронией заметив: "они хотят сделать вид, будто ничего не было". Тяжелый психологический надлом и изоляция привели к развитию недугов, сокративших его дни. Нобелевская премия все же дождалась своего обладателя: в конце 80-х гг. 20 века отречение было признано подневольным, и сын поэта получил Диплом награждения Бориса Пастернака и золотую нобелевскую медаль из рук шведского посла. Реабилитация, о неизбежности которой предупреждал в пророческом письме к Заседанию СП сам Борис Пастернак, состоялась: имя Бориса Пастернака заняло свое место в ряду лауреатов Нобелевской премии по литературе вторым русским писателем после Ивана Бунина.

Зера Черкесова

Ко дню рождения Б. Пастернака. Дойти до самой сути (Зера Черкесова 2) / Проза.ру (proza.ru)