Бог обтесывает камни для своего города

Бог обтесывает камни для своего города 4 Ноября 2018

Игумен Довмонт (Беляев), настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в Ивангородской крепости, рассуждает о причине внутрицерковных нестроений, их пользе для уничтожения самолюбия, правильном к ним отношении, а также призывает быть спокойнее и терпимее к тому, что тебе непривычно: не всё то, чего не знаешь, плохо.

– Батюшка, почему в земной Церкви есть мирские страсти, такие мерзкие, и почему они больнее воспринимаются, чем в миру? И как, главное, с ними бороться? Что делать?

– Ну, потому что Церковь – это организм богочеловеческий: Глава Церкви – Сам Бог, Господь Иисус Христос, но состоит она из людей, из живых, из кающихся грешников…

– Вот именно – кающихся.

– Покаяние-то не сразу приходит: кто-то на пути… Помните фильм «Остров»? Там играет эконома Д. Дюжев, он говорит: «Ты думаешь, я своих грехов не знаю?» Но одно дело – сознавать свои грехи, другое дело – перебороть себя, а победить и осознавать – это не одно и то же. Поэтому святые люди каждого человека с состраданием воспринимали.

Я помню исповеди у батюшки Николая Гурьянова: такое было ощущение, как будто он с тобой, как с дитем. Допустим, ребенок у молодых обделался, его родители помыли, переодели, и дальше он гуляет. Старцы так же относились к твоим грехам: они не осуждают тебя за то, что ты упал, споткнулся, они помогают подняться, помыться и утешают. После общения с ними ты летишь как на крыльях – с таким воодушевлением. То есть тебя не размазали, а подняли и помогли идти дальше. Помогли уврачевать язвы, которые были.

– Вы говорите о грехах, покаяние в которых приносим мы, православные; с нами вместе молятся подвижники, которым мы, обычные христиане, дети и есть. Но бывает, сталкиваешься с теми, кто откровенные козни строит, клевещет, гадит, и все это происходит якобы от имени Церкви, прикрываются эти люди церковным авторитетом. Как с этим бороться?

– Бороться… Что значит «бороться»? Главный «борец» у нас – люцифер, который призывал бороться, изменять, реформировать.

Почему Господь все это попускает – я имею в виду скорби внутри Церкви? Думаю, потому, что мы, как в Писании сказано, «как живые камни устрояем из себя дом Божий». Эту идею развивает блаженный Августин в трактате «О граде Божием»: каждый камень надо обработать. Вот Господь и обрабатывает каждого из нас через терпение, через смирение, да и через скорби тоже. По нашим грехам то же происходит в нашей Церкви. Но благодаря терпению этих искушений, скорбей, обид так называемых (потому что настоящий христианин не должен обижаться на человека: видно же, что за спиной того, кто его обижает, стоит рогатый, а не человек) мы и должны, согласно замыслу Бога, быть достойными живыми камнями. А обижаться, мстить, гневаться – это, знаете, «не наш метод». Ведь человек делает гадости не потому, что он сам по себе такой плохой, а потому, что он не понимает, что через него бес действует.

– То есть вести себя по отношению к строящему тебе козни человеку, который утверждает, что действует от имени Церкви, нужно, принимая во внимание нашу общую греховность?

– Ну конечно. Давайте вспомним наших великих подвижников, на которых мы ну никак не похожи. Преподобный Симеон Новый Богослов. Основные беды и скорби были у него от кого? – От тех, кто сидел в Патриархии. Это были митрополиты, люди, облеченные властью высокой. И они искали у него, за что можно зацепиться, чтобы, так сказать, погасить, сослать куда-нибудь, отправить подальше. Святитель Иоанн Златоуст – то же самое. Святитель Нектарий Эгинский. Преподобный Серафим Саровский… Думаете, там всё было тихо-мирно? Где ни возьми, основные нападения-то были от кого? – От своих же, кто рядом, от собратьев.

Поэтому, кто тебя смиряет, не столь важно – важно понимать, что Господь таким образом испытывает мою веру, мою верность. Поэтому те же самые святые, утешая, говорили – например праведный Иоанн Кронштадтский, у него эта мысль часто проходит: «Не думай, что о тебе скажут люди, а думай о том, что о тебе скажет Господь и Его святые ангелы». Делай, что должно, и будь, что будет, говоря языком мирским. Если тебя совесть не осуждает, если ты ничего плохого не сделал, пусть они что угодно о тебе говорят, пусть они обливают грязью, клевещут – это их дело. Это их выбор. Но если ты на их уровень (на самом деле не их, а бесовский – они только страдают от своего поведения) опускаешься, значит, ты не поступаешь по заповеди Христа: ударили по одной щеке – подставь другую. И если я считаю себя православным, то я не буду поступать, как поступают со мной. Мне сделали подлость, в ответ я не делаю подлости. Это и есть христианство. Батюшка Николай Гурьянов говорил: «Когда обижают, молись за них, радуйся, что тебе за Христа пострадать пришлось. А то мы хотим взять дубину да в ответ дать». Это слова старца.

– Это ой как трудно!

– Конечно, это трудно. Против архиереев нельзя идти. Батюшка Николай мне сразу сказал, что епископ – это Церковь и тот, кто идет против епископа, идет против Церкви. Он это очень четко сказал, прямо формулу такую выдал, я помню. Это я на всю жизнь запомнил. И я убедился, что как бы епископ на первый взгляд ни поступал, может не в столь хорошем настроении быть, но все равно через него Господь действует.  

– Это не попахивает папизмом?

– Я думаю, не попахивает. Потому что папизм – это другое. Папизм – это переоценка своей значимости, когда епископ считает себя главой всех христиан на земном шаре, епископом всех христиан вообще. Наместник, таким образом, Христа. А православное понятие епископа – это предстоятель определенной общины. В древности были хорепископы, даже в селе могли быть. Епископы и пресвитеры по сути были в древности одно и то же.

– Сейчас стало модно обижаться: мои «чувства верующего» оскорбляются по любому случаю. Или очень часто я обижаюсь категорически на все, что меня не устраивает. Поиск поводов: на что бы еще обидеться? В результате я часто вижу, что сейчас к Церкви, к Русской Православной Церкви отношение в обществе стало даже не таким, как в советские годы, а откровенно как к институту, который, так и быть, потерпим до поры до времени. Иногда даже с презрением говорят: «А, опять они обиделись! Они способны только на это». Верны ли эти наблюдения, на ваш взгляд? Или же они ошибочны?

– Дело в том, что в этих обидах, по-моему, нет никакого разумного начала. Потому что обижаться можно, если кто-то понимает, что так поступать было нельзя. А мир – везде сказано об этом: и в Писании, и святые свидетельствуют, предупреждают нас постоянно – «мир во зле лежит». То, что в миру и грех, и зло, и, к сожалению, мы не можем ничего изменить или предотвратить, – это следствие греховности самой человеческой природы как таковой. И Христос никогда не говорил: «Вы будете в миру уважаемы, будете благоденствовать, будут с вами все считаться, вас будут уважать, если вы за Мной пойдете». Наоборот, Он говорит: «Меня гнали, будут гнать и вас. Если мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше. Если бы вы были от мира, мир бы любил свое, но так как вы не от мира, то мир вас ненавидит. Но знайте, что Меня он прежде вас возненавидел, но дерзайте, ибо Я победил мир». 

Петр Давыдов

http://pravoslavie.ru/116921.html