Чудо на Пасху

Чудо на Пасху 8 Апреля 2018

Ольга Емельяненко, жена священника, многодетная мама,

г. Ломоносов

Молитва, открывающая двери

Я выросла в многодетной семье священнослужителя. Отец служил в храме Казанской иконы Божией Матери в селе Нероновка Самарской области. У меня было 10 братьев и сестер, и все мы помогали родителям в храме: мальчики прислуживали в алтаре, а девочки пели на клиросе под руководством мамы.

С самого раннего детства Пасха для каждого из нас была неразделимо связана с чудом. Чего только стоила раздача прихожанам куличей, которые мы с мамой готовили всю Страстную седмицу! Или — замирание сердца во время ночного богослужения, когда хор, а за ним и весь храм поет «Христос воскресе из мертвых…», сначала тихо, а потом все громче и громче. Такое ощущение пасхальной радости заложили в нас наши мама и папа.

Однажды на Пасху произошел случай, который на меня, еще совсем ребенка, произвел такое неизгладимое впечатление, что запомнился на всю жизнь. После пасхального богослужения мы с братьями и сестрами, уже уставшие, полусонные, шли домой. На улице только-только начинало рассветать и было достаточно холодно. Хотелось поскорее оказаться дома и уже начать долгожданную праздничную трапезу. Но совершенно непонятно почему, мы не смогли открыть входную дверь. Сколько ни пытались — замок просто не поворачивался! Пришлось ждать, пока папа в храме закончит освящать куличи и поможет нам. Но и папе дверь открыть не удалось. После нескольких безуспешных попыток стало ясно, что дверь придется ломать. И тогда папа прочитал молитву, перекрестил замок, повернул ключ… и дверь открылась!

В это пасхальное утро я поняла, какой силой обладают молитва, крестное знамение и, главное, — вера. Которая любую неприятность может превратить в чудо.

 

Марина Борисова, журналист, г. Москва

Нечаянная радость

Как-то в субботу, накануне 1 мая звоню подруге — просто так, поболтать, а она говорит: «Слушай, у меня тут дурдом: завтра Пасха, надо квартиру убрать, яйца покрасить, детей помыть. Ничего не успеваю!» — «А хочешь, я к тебе приеду, помогу? Заодно и пообщаемся». — «Даже не знаю… Ну, приезжай». В четыре руки мы быстро управились с делами, уложили детей, подруга засобиралась в церковь и потащила меня с собой. Что на меня нашло? Не знаю. До этого я никогда не ходила на службу — стеснялась, думала: неудобно, там люди молятся, а я, неверующая, глазеть на них буду… А тут как-то все сошлось: ожидание праздника, суета подготовки… И я согласилась. Церковь была полна народа и приглушенно гудела. Подруга нырнула куда-то вглубь, вынырнула с двумя свечами, одну дала мне, и тут где-то далеко впереди мужские голоса тихо-тихо запели: «Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небесех…» Церковь мгновенно затихла, в руках затеплились огоньки свечей — «…и нас на земли сподоби…» — крепли голоса в алтаре, кто-то зажег и мою свечку — «…чистым Сердцем Тебе славити», — пел уже весь храм, и я пела, и внутри у меня все пело. Я шла со всеми вокруг церкви и чувствовала: вот он, мой Праздник, тот самый, предчувствие которого жило в праздниках моего детства, я пришла домой и никуда отсюда не уйду. Через неделю, на Радоницу, я крестилась. Купель поставили на клиросе, под иконой Матери Божией «Нечаянная Радость».

Мария Киселева, участник народного хора «Вятский глас», учитель информатики, г. Киров

Мамино причащение

Несколько лет назад я впервые должна была петь пасхальную службу вместе с нашим церковным хором. Моя мама заходит в храм только тогда, когда я прошу ее зайти, поставить свечку и о ком-нибудь помолиться. Собственного желания пойти на службу у нее обычно нет.

Как раз в этом году я впервые должна была петь пасхальную службу вместе с нашим церковным хором. Но перед праздником священник попросил трех человек поехать в сельский храм, где совсем некому было петь. Храм тот был неотапливаемый, неотремонтированный, никому не хотелось отделяться от дружного коллектива и ехать туда. Однако я и еще двое человек согласились.

И вот вскоре после этого мама стала спрашивать меня, как пойти на литургию и причаститься. И это произошло! Да, может быть, это всего лишь совпадение — но мне тогда в голову пришла очень ясная мысль: когда ты чем-то жертвуешь ради Бога и исполняешь Его волю, Он выполняет твое желание и совершает чудеса. А для меня мамино причащение и есть настоящее Чудо.

Людмила Державина, журналист, г. Казань

Воскресение в хосписе

Хоспис. Я познакомилась с этим местом год назад на Светлой неделе, когда мы с хором помогали служить литургию по пасхальному чину для людей, которые не в силах прийти на пасхальное богослужение и вместе со всеми прославить Воскресшего Спасителя.

Хоспис находится в очень тихом месте. Когда подъезжаешь к нему, то кажется, что перед тобой большой частный дом за кирпичным забором, а вовсе не больничное здание. Просторный двор, игровые площадки, зелень и цветы, большое здание с разноцветными бабочками. Внутри оно напоминает скорее смесь детского садика и уютного дома. И не верится, что люди в таком месте могут страдать. По бокам длинного коридора тут и там двери, на которых висят разноцветные таблички: «Здесь мы кушаем», «Здесь живет солнышко Аня», «Здесь живет зайчик Миша», и другие.У молельной комнаты уже собрался народ. Подопечные дети, и взрослые, и те, кто за ними ухаживает. Когда священник вместе с народом поет тропарь Пасхи, то многие улыбаются. У детей необыкновенно чистые глаза, такие мало где встретишь. Все причащаются.

Потом батюшка идет причащать тех, кто не в силах подняться с постели. Мы идем по комнатам (сложно назвать их палатами). В первой живет Машенька. Совсем малютка, на вид ей года два. Она лежит и не открывает глаза. Мама дает согласие на причащение, и когда Машу причащают, то она улыбается.

В следующей комнате у входа стоит женщина, она говорит нам, что ее супруг обессилен настолько, что уже несколько дней не реагирует на людей и, скорее всего, не сможет причаститься. Тогда батюшка подходит к нему и говорит: «Христос воскресе!» И вдруг молчавший несколько дней мужчина еле слышно отвечает: «Воистину воскресе». Жена плачет и улыбается. Его причащают. Для меня этот момент стал настоящим пасхальным чудом.

Анастасия Кузнецова , домохозяйка, г. Казань

Христос воскрес! Какое еще чудо ты хочешь?

Мы с детьми ехали из храма в четыре утра. Ване тогда было восемь лет, и это была его первая ночная служба на Пасху. Трасса. Светает. Ваня разочарованно говорит: «Я думал, будет какое-то чудо. Я так хочу чудо!» И тут на дорогу прямо перед нами выходит лось! Я ехала неторопливо, поэтому успела остановиться метрах в 50 от него. Он перешел половину шоссе, остановился и посмотрел на нас, словно спрашивая: «Христос воскрес! Какое еще чудо ты хочешь, мальчик?» Постояв так недолго и дав нам возможность полюбоваться на себя, лось медленно ушел в лес. Сын был в восторге: «Мама, Бог меня услышал!» 

Ольга Храпенкова, журналист, г. Рязань

Пасха и бабушки

Для меня в детстве пасхальным чудом была обычная поездка к бабушке в этот светлый праздник. Бабушки и дедушки жили в деревне, а мы приезжали к ним из города. Приезжать получалось всего на один день: я училась по субботам, и родители ждали окончания моих пяти уроков. Но однажды… Поздняя Пасха, неделя майских выходных! Такую радость от праздника я мало когда испытывала.

Уроки пролетели как миг, бегу домой. Страстная суббота, а все вокруг словно шепчет: скоро радость и праздник! Дома мама уже напекла куличи, приготовила творожную пасху, накрасила яйца — все с собой! У иконки Богородицы — горка шоколадных яичек в разноцветных обертках, подарок от мамы. А ощущение… как будто от Самой Богородицы! Быстро собираемся и на удивление без пробок приезжаем к бабушкам. А там уже все в сборе, приехали дяди и тети с семьями… Людей так много — а не тесно и не шумно. Радостно!

Собираем с бабушкой сумку с пасхальными угощениями — святить. Обязательно берем много, чтобы поделиться с монахами и малоимущими — такой обычай в монастыре. Бабушка идет с нами, внуками, и здоровается со всеми встречными.

А вечером мы всей семьей идем на ночное богослужение. На улице прохладно, но не зябко. Крестный ход прошел, священник возглашает: «Христос воскресе!» Отвечаем: «Воистину воскресе», — так, будто от громкости этого ответа зависит то, как сильно мы любим Бога.

Постепенно мне становится сонно. Папина мама, с которой мы не так много общались, берет меня за руку: «Давай домой провожу! Зайдем ко мне? Я тебе подарок припасла». Для меня это — настоящее маленькое чудо. На улице ночь, а не страшно. Прижимая подаренную коробку пирожных, бегу домой к маминым родителям. Открывает дедушка: «Христос воскресе!»— «Воистину! Я спать…» —«Иди, милок». А спать-то и не хочется уже! Христос же воскрес! Засыпаешь кое-как. А с утра — Праздник.

И, действительно, был праздников Праздник. Такую радость, как тогда, я испытывала потом только один раз в жизни — когда причащалась на Пасху беременная, с дочкой в животе. Кто-то такие семейные встречи никогда не назовет чудом, но для меня, маленького ребенка, тот момент, когда вся семья вместе, когда не о чем тужить, когда все живы и здоровы, — это одно из самых дорогих воспоминаний. Уже второй год нет бабушкиного «Христос воскресе!», но наша общая семейная Пасха, сложившаяся когда-то по ее инициативе, продолжается до сих пор. И кажется еще большим чудом.

Алена Соколова, помощник репертуарной части МХТ им. А. П. Чехова, г. Москва

Когда не нужно ничего объяснять

Вечером в пасхальное воскресенье мы с крестницей пришли в храм за благодатным огнем. Выходя из храма с горящей свечей в руках, крестная дочка спросила меня, что значит — благодатный. В этот момент вдруг подул сильный ветер и в секунду потушил огонек… Я замерла, не зная, что ответить. И тут свеча загорелась снова! Крестница совершенно серьезно сказала: «Понятно теперь», — и мы направились к машине.

Дарья Баринова

https://foma.ru/chudo-na-pashu.html