И меня тоже вылечат?

И меня тоже вылечат? 24 Октября 2017

 «Знаете, почему сейчас столько душевнобольных?» — «Ну, наверное, жизнь такая пошла — тяжелая». — «Нет, просто врачей, которые ставят диагнозы, теперь больше». Как ни странно, этот анекдот довольно точно передает христианский взгляд на душевное здоровье. Но, конечно же, не в том смысле, будто врачи безответственно относятся к диагностике. А в том, что душа человека после эдемской катастрофы оказалась серьезно повреждена, и последствия этой травмы каждый из нас несет в себе всю жизнь. С этого, пожалуй, и стоит начать разговор о ловушках, которые XXI век ставит для души современного человека.

Хотя такой разговор давно уже начат и без нас. Редкое СМИ не писало или не говорило о том, как травмируют психику современного человека новые реалии, вошедшие в нашу жизнь за последние годы. Тут и сверхактивный ритм жизни, вгоняющий человека в состояние непрерывного стресса, и интернет-зависимость, и желание соответствовать тем критериям успеха, которые непрерывно вдалбливают в его сознание реклама и многочисленные телешоу, и культ потребления. Информации об угрозах душевному здоровью сегодня более чем достаточно.

Однако каждый из нас знает, что на практике всё получается совсем не так гладко, а чаще всего — не получается вовсе. Ну, например, кто из активных пользователей социальных сетей еще не осознал, что это тоже вполне реальная зависимость, сродни табачной или алкогольной?

Возникает странная ситуация: зло опознано, его разрушительность для здоровья души не вызывает сомнений, желание избавиться от этой проблемы налицо. Но при этом человек почему-то остается ровно там же, где и был до осознания своей зависимости.

А СМИ тем временем предлагает ему все новые и новые порции рецептов по борьбе с интернет-зависимостью, шопоголизмом, и другими «душевными расстройствами века». Причина бесполезности этих рецептов достаточно проста: они предполагают, что человек изначально здоров душою, и надо только чуть-чуть его подправить там, где он подвергает себя опасности. Но с точки зрения не популярной, а научной психологии ситуация выглядит куда печальней.

Врачи шутят: нет здоровых людей, есть недообследованные. Как и во всякой шутке, здесь есть лишь доля шутки. Если говорить о душевном здоровье, то идеально здоровый в психическом отношении человек — это очень условное понятие. В реальности же каждый человек еще с раннего детства обладает своим индивидуальным набором психологических проблем. Такой набор впоследствии будет обрастать все новыми и новыми подробностями, видоизменяться, дополняться особенностями, свойственными каждому возрасту. Эти проблемы могут не достигать критических значений, за которыми начинается собственно психическая болезнь или расстройство. Но предпосылки к ним присутствуют в каждом из нас, и игнорировать этот факт было бы крайне неразумно.

К слову сказать, такой взгляд на человеческую психику вполне согласуется с православным учением о человеке. Так, преподобный Симеон Новый Богослов пишет об этой поврежденности нашей психической жизни: «Со времени преступления Адамова растлились все природные силы человеческого естества, то есть ум, память, воображение, воля, чувство, которые все совмещаются в частях души… Растлились, но не уничтожились. Почему человек может умствовать, но не может умствовать правильно; может действовать, но действовать неразумно. По сей причине всё, что он думает и придумывает, что загадывает и предпринимает, к чему сочувствует и от чего отвращается, все это криво, косо, ошибочно».

Эта поврежденность человеческой души грехом является, если так можно выразиться, наследственной болезнью, которой со времен Адама страдает всё человечество, независимо от того, какое столетие на дворе.

Значит ли это, что разговор о психологических угрозах XXI века не имеет смысла? Конечно же, нет. Да, поврежденность человеческой природы проявляла себя во все времена, однако каждая эпоха создавала наиболее благоприятную почву для совершенно определенных психических отклонений.

Одной из основных примет современности можно назвать появление у человека потребностей, которые не являются естественными, но при этом также не являются и следствием какого-либо органического или психического заболевания, хотя и поддаются психологическому объяснению. В психологии такие потребности называются невротическими. Многие люди чувствуют их в себе, понимают, что их жизнь отравлена какой-то обидной несообразностью, не позволяющей ощутить себя счастливым и свободным человеком. Однако при этом они считают их частью своей личности и могут даже дорожить ими. Но такие потребности — безусловное отклонение в сторону нездоровья. Поэтому, даже простое осознание этого факта может стать для кого-то открытием, способным помочь сдвинуть ситуацию с мертвой точки, и для начала хотя бы прекратить с трепетом относиться к этим своим душевным вывихам.

Причина всех невротических потребностей заключается в одном печально известном явлении, которое на обыденном языке принято называть недолюбленностью. То есть в детстве человек не получил достаточного количества любви. Вместо колыбельных песен он слышал крик и брань ссорящихся родителей, вместо ласки и поцелуев получал шлепки и грубые окрики, вместо совместной игры с мамой — гнетущее одиночество…

Все это формирует у человека тотальную неуверенность в том, что он вообще достоин любви. И со временем он создает в воображении некий идеальный образ самого себя — прекрасного, сильного, умного, решительного. И, безусловно, заслуживающего любви и признания. А вот себя, реального, он совсем не любит, даже презирает, и всё время сравнивает с портретом, который нарисовала ему собственная фантазия. Понятно, что рядом с этим фантомом он всегда обречен на сокрушительный проигрыш. И потому столь важной становится для него реакция окружающих, потому так стремится он увидеть или почувствовать, что для них он  тоже — хороший, красивый, сильный, ничуть не хуже того, придуманного.  Именно недостаток любви в детстве и желание компенсировать его в зрелом возрасте делают душу уязвимой для ловушек, столь щедро раскиданных двадцать первым веком на нашем жизненном пути.

Ловушка 1: Чужой взгляд как мерило истины

Вот человек идет по улице. На вид ничем не отличается от всех прочих — джинсы, кроссовки, модная стрижка, сумка с ноутбуком через плечо… Разве только лицо чуть более напряжено. А в общем — всё как у всех. Но вот в душе у него живет не то что потребность — настоящая жажда любви и принятия его окружающими. Казалось бы, что может быть естественнее? Ведь, если разобраться, каждый из нас стремится именно к этому — любить и быть любимым. Но на самом деле отличить невротическое стремление к любви можно по очень простому признаку: человеку жизненно важно, чтобы его любили и принимали не только близкие, но абсолютно все люди, с которыми его сводит судьба …

Поэтому он всегда озабочен тем, что думают о нем окружающие, он, по сути, все время смотрит на себя чужими глазами. Важно лишь одно: как он на тебя смотрит? Достоин ли ты одобрения, на его взгляд, или выглядишь полным вахлаком (каковым и сам себя в глубине души считаешь)? Такая потребность не мешает человеку благополучно учиться, работать, создавать семью, делать карьеру. Однако счастливой его жизнь назвать вряд ли получится. Ведь в придачу к его собственным представлениям о том, каким он должен быть, ему — и это особенно свойственно нашему XXI веку — каждый день буквально вбивают в сознание некие «эталоны» красоты через рекламу, кино, обложки глянцевых журналов.

Ловушка 2: Тебя не надо, а ты — есть

«Ах ты, дурень безмозглый!» «Дрянь такая, да что ж ты делаешь-то?» «У-у, лошара позорный, опять накосячил!» Знакомые реплики, не правда ли? Такими словами человек может по многу раз на дню ругать… самого себя. Причем — за довольно безобидные промахи, которых никто, кроме него самого, даже не заметил. У болезненного стремления к любви есть и обратная сторона, о которой мы уже упоминали, — нелюбовь к себе, порой переходящая в настоящую ненависть и презрение. Однако, как ни странно, именно эти чувства способны вывести человека на вершины успеха в карьерном росте или в творчестве. Из-за постоянного недовольства собой он все время будет стремиться стать лучше, чем он есть, совершенствоваться, приобретать новый опыт, знания и мастерство.

Но, даже став суперначальником, звездой, кумиром и любимцем миллионов, он все равно останется в прежнем конфликте с собой и по-прежнему будет не любить себя и ругать последними словами непонятно за что. Постоянное сравнение себя с идеальным образом не оставляет человеку никаких шансов избавиться от этой зависимости, ведь нелюбовь к себе — это тоже зависимость, раз от нее не получается избавиться.

Ловушка 3: Ведь я этого достоин!

Редактор любого издания знает, что это такое — работать с «непризнанным гением», когда сидящий напротив тебя человек убежден, что каждая написанная им строчка — на вес золота. При этом пишет он хотя и сносно, но вполне посредственно. Однако при малейшем намеке на это может смертельно обидеться и уйти из редакции навсегда, в надежде на то, что его «гениальная» проза будет по заслугам оценена хотя бы потомками.

При всей трагикомичности подобных ситуаций, человеку с таким представлением о себе можно только посочувствовать. Внутренний конфликт между реальным и идеальным «Я» с неумолимой логикой ведет человека к высшей точке этого раскола — невротической гордости. Если говорить совсем просто — это самоуважение, основанное на воображаемых заслугах и достоинствах. Устав от постоянной нелюбви к себе, человек потихоньку начинает отождествлять себя с придуманным им же идеальным образом, вживаться в него. И, наконец, становится его рабом.

«Самоотверженность» — лишь одно из качеств, которое человек приписал своему воображаемому двойнику. И действует он подобным образом вовсе не из любви к людям, а лишь ради удовлетворения своей невротической потребности — соответствовать этому фантому. Конечно, люди, которым он помог, будут совершенно справедливо благодарны ему. Чем больше он помогает людям, стремясь угодить своему мысленному идолу, тем дальше отстраняется от них его подлинная личность.

Но можно гордиться соответствием и куда менее благородным качествам своего идеального «Я». Так, Родион Раскольников вообразил себя равным Наполеону в праве решать чужие судьбы. Ради подтверждения этому зарубил и ограбил двух пожилых женщин. И лишь после совершённого преступления вдруг понял, что реальная его личность — никакой не «Наполеон, право имеющий», а точно такая же «тварь дрожащая», как и у большинства остальных, столь презираемых им, людей. Гений Достоевского сорвал с души этого героя маску его идеального «Я». И, увидев себя настоящего, Раскольников вдруг с ужасом обнаружил, что себя он презирает точно так же, и даже еще сильнее, поскольку надежды на то, что он — иной, рассыпались в прах.

Ловушка 4: Я исключительно исключителен!

В рассказе Чехова «Радость» коллежский регистратор Митенька Кулдаров восторженно сообщает родным, что о нем написали в газете и теперь его имя узнает вся Россия. Правда, речь в газетной заметке шла всего лишь о том, как он в пьяном виде угодил под извозчичьи сани, предварительно получив оглоблей по лбу. Но даже такая сомнительная популярность вызвала у молодого чиновника бурный восторг. Это еще одна невротическая черта — чувство своей исключительности, заведомая уверенность в том, что ты не таков, как все прочие. Выражается она в постоянном ожидании признания этой исключительности окружающими и в твердой уверенности, что однажды наступит день, когда все вокруг вдруг осознают, что рядом с ними столько лет скромно трудился такой удивительный человек. В результате человек может точно так же, как все, учиться, работать, создавать семью, растить детей. Но всё это не радует его. Ведь он живет в постоянном ожидании какого-то решающего момента, когда всё вдруг волшебным образом изменится и наконец-то начнется жизнь, которую он для себя придумал как единственно достойную этого именования.

Ловушка 5: Сети и их обитатели

Вот сидит человек в уютном кафе, в компании друзей. Ест вкусное мороженое, слушает приятную музыку. И вдруг хватает свой смартфон, жмет на кнопку, напряженно всматривается в загоревшийся экран. Потом кладет его обратно на стол и продолжает общаться с друзьями. Но не проходит и минуты, как он снова повторяет всю эту процедуру со смартфоном. А потом — еще раз. И еще. Пока, наконец, кто-нибудь из друзей не спросит его: «Слушай, у тебя там что, прямая линия с президентом?» Лишь после этого он, смущенно улыбнувшись, убирает телефон в карман. А дело в том, что он всего лишь… считал лайки под своей последней публикацией на «Фейсбуке». В социальных сетях для удовлетворения невротических потребностей открывается настоящее раздолье. Чего стоит хотя бы только что упомянутая система публичных одобрений — лайков. Ведь для человека с «вывихнутым» желанием любви нет ничего более важного, чем признание. Причина всех этих разнообразных странностей кроется как раз в нелюбви людей к себе, в их болезненном желании стать не теми, кто они есть на самом деле. Причины этой беды психология по сути определяет ровно так же, как и Церковь: отсутствие любви, ее охлаждение, подмена закона любви беззаконием греха.  Современная цивилизация обрушила на нас огромное количество искушений, но почва, на которой эти новые семена дают сегодня обильные всходы, стара как мир.

Психологи дают ей свои имена, например, «базальная тревожность человека». Христианство же говорит, что все эти чувства — прямое следствие отпадения человека от своего Создателя. И до конца избавиться от них возможно, лишь восстановив эту разорванную связь с Богом. И это не банальная церковная риторика, а вполне реальный опыт преодоления ловушек для души, которые каждый век расставляет человечеству. Просто для того чтобы воспользоваться этим опытом, нужно в него войти и хотя бы попробовать, что это такое — жить по заповедям Евангелия, как это — молиться. Потому что без таких практических шагов навстречу собственному душевному здоровью ни религия, ни психология помочь человеку не смогут.

http://foma.ru/i-menya-tozhe-vyilechat.html

Александр Ткаченко